Почему мы не любим иностранцев? Джером Клапка Джером

У нас вы можете скачать книгу Почему мы не любим иностранцев? Джером Клапка Джером в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Интересно, а иностранцев в больницах медикаментами обеспечивают, или они их приобретают сами, как российские пациенты? Им жаль денег заоблачных на гарантированное лечение, они на свой страх и риск аозвращаются на родину подлечиться. Если Скворцова удосужиться среди этих "иностранцев" найти хоть одну англо-саксонскую фамилию, я буду сильно удивлен!

Кроме того читайте статистику больничных касс Я не понимаю, что такое "почти в 4 раза". В позапрошлом году приехало 2 человека, а в прошлом 7? Александр Мельман телекритик, МК. Сергей Собянин мэр Москвы. Рамзан Кадыров глава Чечни. Алексей Кудрин председатель Счетной палаты РФ.

Александр Горный блогер, Крым. Дмитрий Быков писатель, журналист. Зарегистрируйтесь Если нет своего аккаунта. Авторизируйтесь Если у вас уже есть аккаунт. Сейчас в эфире Новости. Z Архив новостей новости. Комментарии 25 Все Последние Популярные.

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь , чтобы оставить комментарий. Был один иностранец, а стало четыре? Вы просто не знакомы со статистикой в Западных странах! На этот раз он приготовился выйти где положено, но в таком случае справедливость бы не восторжествовала.

Раз он вошел не с той стороны, пускай оттуда он и сойдет. В соответствии с этим его высадили в самой гуще движения, после чего кондуктор, стоя посередине вагона, прочел проповедь о том, как опасно входить и выходить вопреки установленным правилам. Один из моих друзей, английский военный, рассказал мне, как однажды в Дрездене, не подозревая о существовании этого закона, он прочитал на улице длинное письмо и разорвал его примерно на пятьдесят клочков, которые бросил на землю.

Полицейский остановил его и в самой вежливой форме разъяснил соответствующий закон. Мой друг согласился, что это очень хороший закон, поблагодарил полицейского за разъяснение и заверил, что на будущее он примет сказанное к сведению.

Полицейский заметил, что этого вполне достаточно на будущее; однако в данный момент приходилось иметь дело с прошлым, а именно: Мой друг с приятной улыбкой признался, что не видит выхода из создавшегося положения. Полицейский, наделенный более богатым воображением, видел выход. Он предложил моему другу приняться за дело и подобрать эти пятьдесят клочков бумаги.

Он не мог представить себе, как это он среди бела дня будет ползать на четвереньках по главной улице Дрездена, подбирая бумагу. Немецкий полицейский сам согласился, что положение довольно щекотливое. Но если английский генерал не согласен, возможен иной выход. Выход этот заключался в том, чтобы английский генерал, сопровождаемый обычно толпою зевак, последовал за полицейским в ближайшую тюрьму, до которой отсюда не более трех миль. Поскольку сейчас около четырех часов дня, судью, по всей вероятности, они уже не застанут.

Но генералу будут предоставлены все удобства, какие только возможны в тюремной камере, и полицейский не сомневался, что, уплатив штраф в сорок марок, мой друг снова станет свободным человеком на следующий день ко второму завтраку. Генерал предложил нанять мальчика, который подобрал бы бумагу. Полицейский справился с текстом закона и пришел к выводу, что это не допускается.

Но я никогда не предполагал, что подобрать тонкие бумажки со скользких булыжников окажется таким трудным делом. Это заняло у меня около десяти минут и, по моим подсчетам, доставило развлечение тысяче человек, не меньше. Однажды я сопровождал некую американскую леди в немецкий оперный театр. Полицейский остановил его и в самой вежливой форме разъяснил соответствующий закон.

Мой друг согласился, что это очень хороший закон, поблагодарил полицейского за разъяснение и заверил, что на будущее он примет сказанное к сведению. Полицейский заметил, что этого вполне достаточно на будущее; однако в данный момент приходилось иметь дело с прошлым, а именно: Мой друг с приятной улыбкой признался, что не видит выхода из создавшегося положения. Полицейский, наделенный более богатым воображением, видел выход.

Он предложил моему другу приняться за дело и подобрать эти пятьдесят клочков бумаги. Мой друг - английский генерал в отставке, вида чрезвычайно внушительного, а порой даже надменного.

Он не мог представить себе, как это он среди бела дня будет ползать на четвереньках по главной улице Дрездена, подбирая бумагу. Немецкий полицейский сам согласился, что положение довольно щекотливое. Но если английский генерал не согласен, возможен иной выход. Выход этот заключался в том, чтобы английский генерал, сопровождаемый обычно толпою зевак, последовал за полицейским в ближайшую тюрьму, до которой отсюда не более трех миль.

Поскольку сейчас около четырех часов дня, судью, по всей вероятности, они уже не застанут. Но генералу будут предоставлены все удобства, какие только возможны в тюремной камере, и полицейский не сомневался, что, уплатив штраф в сорок марок, мой друг снова станет свободным человеком на следующий день ко второму завтраку. Генерал предложил нанять мальчика, который подобрал бы бумагу. Полицейский справился с текстом закона и пришел к выводу, что это не допускается. Но я никогда не предполагал, что подобрать тонкие бумажки со скользких булыжников окажется таким трудным делом.

Это заняло у меня около десяти минут и, по моим подсчетам, доставило развлечение тысяче человек, не меньше. Но имейте в виду, что это очень хороший закон; жаль только, что я не знал о нем заранее".

Однажды я сопровождал некую американскую леди в немецкий оперный театр. В немецком шаушпильхаусе зрители обязаны снимать головные уборы, и опять-таки мне бы хотелось, чтобы такой обычай существовал у нас в Англии.