Живи как все Анатолий Марченко

У нас вы можете скачать книгу Живи как все Анатолий Марченко в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Одним словом, прожив некоторое время в Москве и осмотревшись, я пришел к выводу, что если мне есть что сказать или написать, то это можно сделать и в собственной стране. Вообще мои представления об интеллигенции за короткое время изменились на противоположные.

Эти представления, по-моему, были типичными для провинциала из захолустья. Я рос среди детей железнодорожников. Наших родителей не называли паровозниками или вагонниками, для всех рабочих железной дороги было одно название: Зимой и летом мазут с их одежды буквально капал, так они им пропитывались.

В нашем двухэтажном деревянном доме было двадцать четыре комнаты и жили двадцать четыре рабочие семьи: На три семьи приходилась одна маленькая кухня.

Нас, слава Богу, было в семье всего четверо. Но семьи-то разные бывают! На таких же шестнадцати квадратных метрах жило и по семь-восемь человек. Вот отец возвращается из поездки домой. Иногда у нас в это время кто-нибудь посторонний: Умывается отец тут же у печки. А когда ему нужно переодеться, мать берет в руки одеяло с постели и, встав около отца, загораживает его. Эта сцена была настолько обычной, что соседка не считала нужным выйти хотя бы на время.

Так жили мы все. Только если переодевалась женщина-мазутница, гостимужчины обычно выходили. От своих родителей мы слышали одно напутствие: Жизнь и профессия родителей объявлялись детям проклятыми.

Жить - мучиться, работать - ишачить. Другой философии своего существования наши родители не знали. В пример для подражания нам ставились немногие в нашем городке люди "чистых" профессий: Все они считались интеллигентами. Правда, учителя и врачи материально жили не лучше, а многие хуже нас, но зато их работа считалась чистой и легкой. Остальные перечисленные мной в глазах всех были вершиной благополучия и довольства.

В самостоятельную жизнь я вошел с устоявшимся представлением об интеллигентах, что это люди, которые не ишачат, в общем, те, кому деньги платят не за труд, а даром. А уж каково было мнение о тех, чьи имена украшались гипнотизирующими приставками: Обладать такой приставкой, казалось нам, все равно что обладать волшебной палочкой.

Жизнь этой публики представлялась нам сплошной масленицей в нашем городке таких и не было , а труд - не только легким и приятным, но и гарантирующим удобную и роскошную квартиру, автомобиль и прочие блага, о которых наши родители и не мечтали.

И совсем особо, как боги, представлялись нам академики и писатели. И к тем, и к другим отношение было двойственное. С одной стороны, всем было известно, что занимаются они делом бесполезным и даже смешным: В разговорах между собой над ними пошучивали и даже насмехались.

С другой стороны, все преклонялись перед их всеведением и всемогуществом но только не в отношении обыденной жизни: Вообще людей интеллигентных профессий объединяли с властью: Это хозяева, которые норовят взять с тебя побольше, а дать меньше. Учитель же, врач, инженер, а тем более судья, прокурор, писатель - у них на службе.

К тому же обычно начальство и интеллигенция и их дети в провинции ведут знакомство между собой, а не с простыми мазутниками. И в то же время власть натравливала простых людей на интеллигенцию: И "народ" охотно поддерживал эту безопасную для себя травлю.

Никто не скрывал зависти к материальным благам, о которых и знали-то понаслышке и дополняли собственным воображением на свой вкус и лад как когда-то про царя говорили: Полоса отчуждения между интеллигенцией и основной частью населения не исчезла у нас и по сей день. Среди политзаключенных было предостаточно людей интеллигентных профессий, но я не сходился с ними настолько, чтобы мое сложившееся с детства представление претерпело значительные изменения.

Однако, поразмыслив, я стал разделять понятия "интеллигентность" как культуру и образованность человека - и так называемую "интеллигентную" т. И к людям интеллигентным в первом смысле у меня возникло уважение, так как обычно это свойство сочеталось с порядочностью, с нравственными принципами, которые особенно начинаешь ценить в жестоких лагерных условиях. Несмотря на поганую прежнюю службу, Валерий, по-моему, был по-настоящему интеллигентным человеком, и я ему многим в себе обязан.

К концу срока я познакомился с писателем Даниэлем, с инженерами Ронкиным и Смолкиным. К моему удивлению, я не почувствовал того отчуждения, которое ощущал на воле; я пришел к выводу, что отчуждение отчасти рисовалось собственным моим воображением, а отчасти поддерживалось древним предрассудком и обстоятельствами.

И если я не был среди этих людей чужеродным элементом, то в этом большая заслуга их самих. Но одно дело подружиться с интеллигентным человеком в лагере, а вот каковы будут наши отношения на воле? В лагере мы все на общем положении: И разговоры общие, и в интересах много общего.

Да и в лагере они оказались, потому что они не такие, как все, белые вороны в своей среде, думал я. Несмотря на предвзятость, которая еще крепко сидела во мне, я при общении с этими людьми ни разу не почувствовал фальши в наших отношениях. Первое время я зорко следил за этой публикой.

Внимательно вслушиваясь в речь каждого, следя за тоном, я боялся пропустить или не уловить что-нибудь, подтверждающее мое прежнее представление об интеллигенции.

Это было не от неуверенности в себе, не от сознания собственной неполноценности перед более культурными и образованными. Это было выяснение и знакомство с новым. Анатолий Марченко - Живи как все Здесь можно скачать бесплатно "Анатолий Марченко - Живи как все" в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Акунин Борис - Сказки для идиотов. Шарп Том - Новый расклад в Покерхаусе.

Гессе Герман - Игра в бисер. Лессинг Дорис - Пятый ребенок. Картленд Барбара - Любовь и Люсия. Слепухин Юрий - Ступи за ограду. Сэлинджер Джером - Фрэнни и Зуи. Джебран Халиль - Сломанные крылья. Прочитала Ваш комментарий и в дороге с работы домой прослушала.

А по поводу Вашего комментария навеяло: Приходит моряк с моря. Дома всё в порядке. Крейн Леонид - Дуга большого круга 3. И комментарии прочитала с интересом Я, к сожалению, не читала произведение, могу судить только по спектаклю. У большинства людей вид ядовитой змеи вызывает ужас и отвращение Толстой Алексей - Гадюка Миронов Вячеслав - Я был на этой войне Чечня 95