Небесные уроки Ольга Рожнева

У нас вы можете скачать книгу Небесные уроки Ольга Рожнева в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Сосна — самое устойчивое к ударам стихии дерево. Живет больше ста лет, и эти сосны, что высились вокруг, были старше, намного старше его самого. А уж лишайники — долгожители, могли прожить четыре тысячи лет, и наверняка они видели самих преподобных Соловецких старцев. Изредка попадались коряво-разлапистые низкие березы, привыкшие гнуться к земле под тяжестью мокрого снега.

Одиночество пустынного леса, большие камни-валуны, поросшие мхом. Необычно красивый мох — белый, зеленый, голубой. Пронзительно белое небо над головой — осень, поздняя осень — почти зима в этих краях. Стояла тишина, безветренная тишина, но ощущения одиночества не было, казалось, что это не пустое место, не пустой лес.

Вспомнились слова духовного отца, старца Иоанна Крестьянкина: Здесь ясно чувствовалось неземное присутствие, присутствие Небесной Церкви, близость Неба.

Сколько святынь, сколько мучеников на этой земле — Небесное воинство! Он всё шел и шел. Не было никаких примет, никаких знаков, что он на верном пути. Вышел на перепутье, по какой из дорог идти — непонятно. Он всё шел и шел и постепенно стал уставать.

Направо и налево уходили тропки, ответвлялись боковые дороги. И в этот миг чудесным образом навстречу ему прямо из леса выкатил маленький тракторок, в котором сидели какие-то лохматые, помятые мужички, в сапогах, куртках, лыжных шапочках.

Откуда взялись они посреди тайги?! Здесь был заповедник, лес не рубили… Может, рыбаки? В общем, эти мужички оказались на перепутье именно в тот момент, когда он его достиг и заколебался в выборе дороги. Остановились, махнули ему рукой, показали правильный путь, и маленький тракторок опять скрылся в лесу. Одно мгновение — был и исчез. Пара минут, и он бы разминулся с ними. Пошел дальше по указанной дороге. Снова стали попадаться развилки, ответвления, боковые дороги уходили в разные стороны.

И сомнения вернулись, стали мучить еще сильнее: Не изменило ли ему его всегдашнее умение ориентироваться на местности? И вообще — не зря ли пошел? Может, это его дерзновение — на самом деле несмирение?

Это его упование на небесного покровителя — не вера, а самоуверенность? Усомнился — и стал тонуть в собственных опасениях и сомнениях. И вот на пике сомнений, когда он уже был готов повернуть назад и вернуться в монастырь, — на дороге появилась лисичка. Обычная рыжая лиса с пушистым хвостом. Только вела она себя неестественно для дикого животного, которое обычно убегает от человека: Лисичка шла впереди долго, минут двадцать, будто показывая правильную дорогу.

И он почувствовал удивительную радость, уверенность в помощи Божией и помощи преподобного Савватия, уверенность в Божием чуде. И когда все страхи и сомнения исчезли — лисичка оглянулась в последний раз, пристально посмотрела на него и скрылась в лесу. Становилось темно, он огляделся вокруг — и увидел вдали огонек, который то появлялся, то пропадал.

Пошел к нему — и вскоре вышел на поляну. Увидел разрушенный храм, разваленные домики, и в одном — тусклый свет. Подошел к домику и услышал молитву: Постучал в окно тихонько — чтобы не испугать человека. После стука инок замолчал, потом из-за двери послышалось:. И снова полное молчание. После этого краткого диалога снова наступило полное молчание. Отцу Савватию стало смешно: Но смеяться было рано: Еще минута томительного ожидания, и дверь наконец открылась.

Инок Герман занимался огородом, жил один, молился. Там есть аналой, свечи. Почему отец Герман отправил уставшего гостя в холодный храм? Может, всё еще сомневался: Кто знает… Но отец Савватий принял его предложение за послушание.

Инок Герман — здесь за старшего, начальник скита… Да и разве он сам отдыхать сюда пришел?! Разве не хотел почувствовать духом своего небесного покровителя?! Тот уж точно особо не отдыхал, не нежился — молился. Получив вместо напутствия коробок со спичками, отец Савватий вышел из натопленной кельи на улицу. Пока разговаривали — стало совсем темно, хоть глаз выколи.

В темноте виден лишь силуэт храма. Пошел к нему через кочки, камни, на ощупь нашел и открыл скрипучую железную дверь — и шагнул в полный мрак. В коробке оказалось совсем мало спичек. Зажег одну — увидел в глубине храма аналой.

Пока дошел до аналоя, спотыкаясь о доски, палки, кирпичи, — истратил почти все спички. Вместо свечей нашел один огарок, которого едва хватило на Акафист. Закрыв глаза, вспомнил дорогу сюда: Встал, вздохнул, облокотился на стенку — и стена вдруг открылась! Всё это время он сидел рядом с дверью! Встал, вздохнул, облокотился на стенку, поправляя куртку, — и стена вдруг открылась!

Вышел и оказался на улице. Возблагодарил Господа, Божию Матерь, преподобного Савватия. Почувствовал радость — исполнил послушание отца Германа, прочитал Акафист. Подумал, что пережитое искушение — было нужно.

Будто преподобный Савватий сказал ему: Счастливый вернулся в теплую келью. Хозяин постелил в углу, и уставший гость сразу отключился.

Когда утром вышел на улицу — всё показалось совсем в ином свете. Красиво, просто, совершенно не страшно, ничего драматического, как казалось это ночью. И совсем не трудной теперь представлялась одинокая молитва в ночном пустом храме.

Отец Герман показал ему место, где была келья преподобного Савватия, дал доски — такие хорошие дубовые доски, и он сколотил небольшой крест. Ножиком аккуратно, старательно вырезал: Соловецкий преподобный принял его, вел, показал, как жил… И эта поездка была милостью Божией и небесным уроком от его духовного покровителя. Когда его, иерея Сергия, постригали с именем преподобного Савватия, ему очень хотелось почувствовать своего святого духовно: Но преподобный был пустынником, житие его записано очень кратко, жизнь и подвиги — тайна.

И когда отец Савватий сходил в скит и пережил все искушения, испытал страхования, сомнения, молился и обрел помощь в искушениях — его небесный покровитель приоткрылся ему: Почувствовал, каким тихим, скромным был преподобный Савватий, Соловецкий чудотворец. Он имел глубокую веру и редкое мужество. Молился за весь мир. В те суровые времена какую нужно было иметь веру, чтобы выжить на Соловках! Преподобный учил всему, что имел сам: Когда приехал на Соловки через два года, снова пришел в скит, и отец Герман отдал ему назад его крест — он был уже постаревший, потемневший от ветров и зим и выглядел так, будто он старинный.

А этот ты возьми себе — как святыню, как благословение тебе от преподобного Савватия Соловецкого. Так преподобный благословил его, и он увез святыню в родной монастырь. Крест этот и сейчас стоит у него в келье на иконостасе, и каждый год в день памяти преподобного отец Савватий приносит крест в храм и кладет на аналой для поклонения.

И старается помнить соловецкие уроки, молиться, надеяться на Господа. Сколько в нашей жизни сомнений и страхов…. Српска верзиjа English version Подписаться на рассылку. Небесные уроки Ольга Рожнёва. Зосима, Герман и Савватий Соловецкие. Реквизиты для юридических лиц. Реквизиты для переводов из-за границы. Оплата с банковской карты Visa, MasterCard и Maestro.

Оплата наличными через кассы и терминалы. Пожертвование через Сбербанк Онл йн. Бронь в монастырской гостинице. Бог, вера, церковь… А почему сейчас не происходят такие чудеса, как в Евангелии?!

Если б я чудо такое своими глазами увидел — я б сразу уверовал! Первый бы в церковь пошёл! Мгновенное совпадение неподходящих места и времени — он оказался в неподходящий момент в неподходящем месте. В школе смешно; правда, в основном смеялись над самим Славкой. Дурашливый, одетый в рваньё. Одноклассники не дружили с ним: Рождественские истории одного уральского монастыря Ольга Рожнёва Рождественские истории одного уральского монастыря Ольга Рожнёва Миша, худой и долговязый подросток, с потухшими глазами и нездоровой бледностью, с ужасом оглядывал далёкий от цивилизации монастырь, и в глазах его таилась недетская тоска: Сей род ищущих Господа… Ольга Рожнёва Сей род ищущих Господа… или Дороги, которые мы выбираем Рассказ Ольга Рожнёва Помощник говорил негромко, а капитан специально возвышал голос, чтобы он, отец Савватий, хорошо слышал: Егоровна не только не собиралась испускать последнего вздоха, но, напротив, смотрелась бодрее обычного.

Отец Борис остановился, постоял, отдышался. Он поднимался первым из их маленькой группы по каменистой грунтовой тропинке, ведущей к вершине Афона. Высота горы небольшая — метра над уровнем моря, но на Афоне всё имеет несколько иной вид.

Иногда люди в прекрасной физической форме не могут подняться на гору, внезапно ощутив беспричинный страх, а точнее, страхования, сильную слабость, огромную усталость, не позволяющую продолжить подъём, в то время как более слабые физически — с молитвой — успешно достигают цели. Нужно сказать, что на вершину Афона они как раз и не стремились: Но путь всё равно лежал в гору. Отец Борис оглянулся в ожидании спутников. Отец Мефодий, иеродьякон, невысокий, худой, шёл, почти не отставая, в десяти шагах ниже, потряхивая в такт шагов седой головой, а вот Алексей, певчий с клироса, с дивным басом, высокий, крупный, несмотря на молодой возраст, отставал сильно.

Отец Борис вздохнул, присел рядом с тропинкой в ожидании друзей. Да, шли они плохо: Отец Мефодий шёл тяжело в силу возраста, ну а подвижность Алексея сильно замедляли его большие габариты.

Отец Борис достал из кармана подрясника платочек матушка Александра в каждый карман по платку положила , отёр пот с лица. Это уже от сына, Кузьмы, подарок. Шоколад он и сам предусмотрел заранее и на привалах подкармливал друзей.

Про сладости запомнил ещё с прошлого приезда сюда, когда грек-иконописец Николай взял его с собой в храм Преображения на вершине Афона. Николай шёл легко, с точным расчётом останавливался для привалов, доставал шоколад: Алексей дышал тяжело, отец Мефодий сразу сел и закрыл глаза, седая борода повисла жалкими пёрышками, да и сам он выглядел не лучшим образом. Снизу раздались весёлые голоса, и через несколько минут наших уставших путников догнала большая группа паломников.

Шли легко, почти не запыхались. Во главе — священник, представился — отец Олег. Все молодые, сильные, тренированные. Отец Олег метким взглядом окинул их маленькую группу, обратился к отцу Борису как к старшему:.

Оставшиеся сидеть друзья переглянулись только, оценили внешний вид друг друга и, не проронив ни слова, встали, медленно двинулись вперёд. Не прошли и получаса — за спиной шум: Такие же молодые, крепкие, бодрые. После того как бравой походкой группа удалилась и исчезла за поворотом, отец Борис задумчиво сказал:.

Возможно, Сама Пресвятая Богородица желает, чтобы мы поднялись…. С большим трудом, с молитвой поднялись к Панагии, храму Пресвятой Богородицы недалеко от вершины горы. Две знакомые группы были уже там, располагались, раскладывали припасы для ужина. Сели втроём голодные в углу, припасы можно и не проверять — пусто. Ничего, с голоду не помрут.

И у них действительно оказалось всего много. Объединились со второй группой, собрали все припасы, разогрели на газовых горелках, помолились, сели все вместе. Получилась такая трапеза Любви.

Заговорили о том, как вместе послужат всенощную, а потом литургию прямо в Панагии в храме Преображения на самой вершине шёл какой-то ремонт. Оказалось, что одна группа взяла с собой всё необходимое для службы: Без антиминса, конечно, служить нельзя.

А вторая группа взяла антиминс, но у них не было священных сосудов. И это тут же выяснилось. Оказалось, что, несмотря на многочисленность паломников в группах, певчих не было ни в той, ни в другой. Нашли одного чтеца, который мог читать часы, но петь не умел. И тогда стало понятно, для чего Господь собрал их всех вместе. Отслужили всенощную, потом литургию. Отец Мефодий и Алексей пели как никогда в жизни. И когда литургия закончилась и все вышли на воздух — ощутили такой подъём, такое чувство нахлынувшей благодати, что непонятно было, на земле они или на небе.

Да и облака, проплывавшие рядом с вершиной, свидетельствовали: В трапезной было шумно и тесно: В сторожке отварили картошку, открыли рыбные консервы, да ещё выложили на стол домашние гостинцы: За окнами свистел ноябрьский ледяной ветер, шёл снег пополам с дождём — сыро, холодно, уныло.

А в трапезной — светло и уютно, трещали дрова в печи, вкусно пахло пирогами. Все встали, помолились, отец Борис благословил трапезу, и шум стих, слышался только перестук ложек да лепет нескольких малышей, сидящих у матерей на коленях.

Когда отец Борис начинал служить, храм стоял пустым и ко кресту подходили только старая Клавдия да сторож Фёдор. Больше прихожан не было, и отец Борис один шёл мимо свечной лавки к холодной трапезной, а старинные иконы в полутьме смотрели так печально… Теперь же никто из большого прихода не спешил покидать тёплую трапезную после службы — нравилось быть всем вместе. Отец Борис обвёл взглядом свою паству, порадовался про себя: У каждого свои дары и таланты. Есть поющие, есть отличные повара, есть кому и занятия в воскресной школе вести.

Взгляд споткнулся на сидящей напротив Татьяне: Вид совершенно расстроенный, слёзы на глазах. Татьяна выделялась особыми талантами. Средних лет, врач в поликлинике, деловая, быстрая, инициативная.

Уже несколько паломнических поездок организовала: Сейчас вот собирались в Черногорию. Поехать за границу могли только четверо с прихода, остальные писали им с собой записки для поминовения в черногорских монастырях. Как обычно, заводилой стала Татьяна: До поездки оставался один день. Как будто кто закрыл глаза и мне и им. Я всегда к документам ответственно отношусь, вы же знаете, а тут как будто завеса какая-то… И главное, позвонили они мне из службы, я бегом к знакомой, она как раз в системе УФМС работает, попросила, уговорила, обещали успеть мне паспорт продлить.

Позвонил на полчаса позже, когда закрылся офис — и вся моя поездка накрылась медным тазом! Всё организовала — а сама-то и не поеду! В голосе Татьяны послышались слёзы. Но вот почему — совершенно непонятно. Вспомнил, как учил его духовный отец, старец Иоанн Крестьянкин: Есть ли воля Божия на задумку. Как говорят на Афоне: А то ведь некоторые как: Да ещё гордятся своим пробивным характером. А ведь дверь-то неспроста закрыта. Помнишь, преподобного Амвросия за трапезой читали: По телевизору, что ли, смотреть, что покажут?!

Вот уж польза-то духовная — нечего сказать! Так и не удалось отцу Борису утешить свою деловую прихожанку, не привыкшую отступать и терпеть неудачи. Группа паломников уехала в Черногорию без Татьяны, отец Борис отслужил молебен о путешествующих.

Поздним вечером в доме батюшки стояла тишина. Он сам читал вечернее правило, малышка Ксения уже спала, школьник Кузьма читал книгу и на настойчивые уговоры матушки Александры ложиться в пятый раз отговаривался последней страничкой.

Последних страниц, видимо, было много, а вставать в школу рано. Тёща Анастасия Кирилловна, приехавшая погостить, вязала тёплый свитер для любимого внука — только спицы мелькали. Внезапный звонок заставил всех вздрогнуть: Кузьма выронил книжку, спицы в руках тёщи замерли, матушка ахнула. Отец Борис взял трубку и услышал взволнованный голос Татьяны. Прерывая рассказ слезами, она поведала о случившемся. В другом районе города у неё жила мама. Вполне ещё бодрая старушка, она никогда особенно не жаловалась на здоровье и сама себя обслуживала.

Таня ездила навещать маму, но из-за загруженности по работе не очень часто. Гораздо чаще её навещала Танина сестра, Надежда, которая жила в соседнем с мамой доме и была уже на пенсии.

Она могла зайти к матери и рано утром и поздно вечером и, чтобы не тревожить старого человека, имела свой ключ от её большой железной двери. На праздники Надежда уехала в деревню. У Татьяны ключа не было, так как мама прекрасно открывала ей дверь сама. И вот как раз на следующий день после отъезда паломнической группы в Черногорию мама позвонила Татьяне.

Но звонок этот был странный: Таня поняла, что матери плохо, раздетая выскочила из квартиры, поймала такси и тут же поехала к ней домой. Уговорами, увещеваньями она смогла довести маму до двери. Старушка буквально на четвереньках подползла к выходу, кое-как отодвинула тяжёлый засов и упала к ногам Татьяны без сознания. Тут же её доставили в больницу, оказали быструю и своевременную помощь: Ведь если бы Таня уехала в паломническую поездку, то вернулась бы только через пять дней.

Надежда собиралась пробыть в деревне дня три, сотовая связь там не работала. И мама, потеряв сознание, за это время наверняка бы умерла. Вижу цель — иду к ней!

Радовалась, когда меня называли настойчивой и целеустремлённой. А теперь, знаете, охота стены пробивать пропала. Как там преподобный Амвросий учил? Да будет воля Твоя! Всё та же я. Про девушку, которая была бабушкой. Дольче вита с риском для жизни. При использовании материалов библиотеки ссылка обязательна: Текст книги " Небесные уроки ". Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом. Оплатили, но не знаете что делать дальше?

Перейти на страницу книги. Дверь в прихожей раскрылась: Перейти на страницу книги "Небесные уроки". Улыбка моя, где ты? Современные писатели — детям. Сотворенная природа глазами биологов Автор: