У нас вы можете скачать книгу Тайпи Г. Мелвилл в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

В будущее воскресенье его изможденный труп выставят для прощанья на капитанском столе, и задолго до наступления ночи он будет со всеми почестями похоронен под жилеткой сего почтенного джентльмена. Кто бы поверил, что может сыскаться столь жестокий человек, который желал бы казни страдальцу Педро?

Однако эгоистичные матросы денно и нощно молят бога о гибели злосчастной птицы. Утверждают, что капитан не повернет к берегу до тех пор, пока у него в запасе есть хоть один свежий мясной обед. Бедное пернатое обречено послужить ему последним таким обедом, и, как только оно будет поглощено, капитан должен образумиться.

Даже сама наша старая шхуна мечтает опять взглянуть на сушу своими круглыми клюзами, и смельчак Джек Люис правильно ответил, когда на днях капитан обругал его за то, что он плохо держит курс:.

Не хочет она идти ни по ветру, ни бейдевинд; как ни смотришь за ней, она все норовит сойти с курса, а когда я, сэр, этак нежненько кладу руль на борт и добром приглашаю ее не увиливать от работы, она взбрыкнет и на другой галс перекатывается. А все потому, сэр, что она чует сушу с наветренной стороны и нипочем не хочет уходить дальше по ветру. Да и как может быть иначе? Разве ее толстые шпангоуты не выросли в свое время на твердой земле и разве у нее, как и у нас, нет своих чувств и привязанностей?

Чего же ей еще желать? Да вы только посмотрите на нее. Вид ее так жалок! Краска на боках, выжженная палящим солнцем, пошла пузырями и лупится. И вон водоросли тащатся за нею хвостом, а под кормой что за безобразный нарост из уродливых полипов и рачков! И всякий раз, взбираясь на волну, она открывает миру оборванные, покореженные листы медной обшивки.

Ведь ее полгода без передышки носит и мотает по волнам. Однако бодрись, старушка, скоро надеюсь увидеть тебя в зеленой бухте, мирно покачивающейся на якоре в надежном укрытии от неистовых ветров и так близко от веселых берегов, что просто рукой подать или добросить замшелым сухарем! Какие странные, колдовские видения вызывает это имя! Нагие гурии, каннибальские пиршества, рощи кокосовых пальм, коралловые рифы, татуированные вожди и бамбуковые храмы; солнечные долины, усаженные хлебными деревьями; резные челноки, танцующие на ясных синих струях вод; дикие джунгли и их жуткие стражи — идолы; языческие обряды и человеческие жертвоприношения.

Таковы были странные, смутные предвкушения, томившие меня все время, пока мы туда плыли. Мне не терпелось как можно скорее увидеть острова, столь красочно описанные мореплавателями прошлых дней. Архипелаг, на который мы держали курс, хотя и принадлежит к наиболее ранним открытиям европейцев в Южных морях впервые они побывали там в году , остается по сей день обиталищем племени дикого и языческого.

Миссионеры, отправлявшиеся в плавание по делам божиим, стороной миновали эти живописные берега, предоставляя их во власть деревянных и каменных идолов. А как необыкновенны обстоятельства, при которых они были открыты! На водной тропе Менданьи [3], рыскавшего по океану в поисках золотого берега, они встали как некий очарованный край, и на какое-то мгновение испанец поверил, что мечта его сбылась.

Это была смесь крошек хлеба и кусочков табаку, сделавшаяся похожей на тесто, размокшая от пота и дождя. В другое время я счел бы это несъедобным, но теперь смотрел на эту массу как на бесценное сокровище и постарался с особой осторожностью переложить ее на большой лист, сорванный с соседнего куста.

Тоби объяснил мне, что нынче утром он положил себе за пазуху два сухаря, рассчитывая пожевать их дорогой. Судя по состоянию, в котором были найдены продукты моего товарища, можно было ожидать, что мои окажутся в столь же плачевном виде.

Несколько кусочков хлеба, несколько ярдов белой бумажной ткани и несколько фунтов отборного свернутого жгутом табака составляли все, чем я владел. Я убедил своего спутника, что как бы ни были малы наши запасы, мы должны разделить хлеб на шесть равных порций, каждая из которых будет дневным пропитанием для нас. Я снял свой шелковый шейный платок и, разрезав его ножом на шесть кусочков, завернул в них все порции по отдельности. Каждая из них составляла приблизительно то, что может уместиться на столовой ложке.

Завернув все в небольшой сверточек, я вручил его Тоби на хранение, упрашивая не соблазняться содержимым. Остаток этого дня мы решили поститься, так как завтракали поутру. Вскочив снова на ноги, мы осмотрелись кругом в поисках приюта: Наконец, мы нашли лощинку, достаточно просторную, уединенную и, как нам казалось, защищенную от дождя и ветра. Мы немедленно начали собирать ветки деревьев, валявшиеся кругом, для постройки шалаша на ночь. Несколько минут, оставшихся до темноты, мы употребили на то, чтобы покрыть нашу хижину широколиственной травой, росшей в трещинах лощины.

Затем забрались туда и усталые улеглись на покой. Забуду ли я когда-нибудь эту ужасную ночь? От бедного Тоби я не мог добиться ни слова. Единственным утешением было бы услышать его голос, но он молча лежал всю ночь, скрючившись, точно разбитый параличом, и дрожал. Дождь лил такими потоками, что наш бедный навес казался словно сделанным на смех. Напрасно я старался укрыться от бесконечных потоков, лившихся на меня: Понятно, что я проснулся, как только уловил слабое мерцание чего-то вроде зари, и, схватив своего товарища за руку, объявил ему, что солнце всходит.

Бедный Тоби поднял голову и после некоторой паузы сказал хриплым голосом:. Ты хочешь меня убедить, что я спал, да? Это оскорбление — предположить, что человек может заснуть в такой мокроте! Пока шло это объяснение, стало немножко светлее, и мы выползли из нашего логовища. Дождь перестал, но все кругом было мокро. Мы стащили с себя намокшее платье, выжали его, насколько могли, и стали думать о том, чтобы нарушить наш пост, так как прошло уже двадцать четыре часа с тех пор, как мы поели.

Сначала мы разделили дневные порции на две равные части и, завернув одну из них, чтобы вечером подзакусить, разделили остальное возможно ровнее и стали тянуть жребий, кому первому выбирать. Я мог бы поместить кусочек, выпавший на мою долю, на кончике пальца, но, несмотря на это, постарался, чтобы прошло добрых десять минут, прежде чем я проглотил последнюю крошку.

А затем предложил Тоби, вместо того чтобы рыскать по всему острову, подвергаясь опасности быть накрытыми, оставаться тут, на этом месте, до тех пор, пока у нас хватит пищи, построить себе удобную хижину и соблюдать величайшую осторожность. Со всем этим мой товарищ согласился. В течение часа или двух, проведенных нами таким образом под кустами, я начал чувствовать недомогание, которое сразу приписал влиянию плохо проведенной ночи.

Меня бросало то в жар, то в холод, а одна нога распухла и болела так сильно, что я начал думать, что укушен какой-то ядовитой гадиной. Лихорадочное состояние мое ухудшилось, я ворочался с боку на бок и, стараясь не разбудить заснувшего рядом Тоби, отполз от него на два или три ярда. Случайно задев ветку куста, я отодвинул ее в сторону, и моему взору открылся вид, который я до сих пор еще помню со всею живостью первого впечатления. Если бы привелось увидеть рай, то и он вряд ли мог бы очаровать меня больше.

Придя в себя от изумления, я спешно разбудил Тоби и сообщил ему о сделанном мною открытии. Мы вместе направились к краю обрыва, и мой товарищ был так же восхищен, как и я.

Теперь вопрос был в том, какая из двух долин — Гаппар ила Тайпи — была перед нами. Тоби настаивал, что это местопребывание гаппаров, а я — что оно занято их врагами, свирепыми тайпи. По правде сказать, я не был очень уверен в этом, но предложение Тоби сразу же спуститься в долину и просить гостеприимства у ее обитателей казалось мне рискованным, и я решил ему противиться. Туземцы племени гаппар не только поддерживали мир с Нукухивой, но, как я уже упоминал, были с ее жителями в наиболее дружественных отношениях.

Кроме того, они славились добротой и человеколюбием. Поэтому мы могли ждать от них сердечного приема и приюта на все то время, которое пришлось бы оставаться на их территории. С другой стороны самое имя тайпи возбуждало тревогу в моем сердце. Однако мой товарищ не был в силах противостоять искушениям, являвшимся в виде изобилия пищи и других радостей, которые мы могли бы найти в долине, и держался иного взгляда на этот счет. Никакие убеждения не могли его поколебать.

Когда я настаивал на том, что у нас не может быть уверенности ни в чем и когда я описывал ужасную судьбу, которая постигнет нас, если мы поспешим спуститься в долину, он отвечал перечислением всех бед нашего теперешнего положения и страданий, которым мы подвергнемся, если останемся на месте.

Ведь мы же оба наверняка умрем с голоду, если останемся… А что касается твоих страхов перед этими тайпи, то ведь все это глупости!

Не может быть, чтобы обитатели такого прелестного места были людоедами. Лучше рискнуть спуститься, чем помереть с голоду в такой мокрой дыре, как эта! Как сползти в эту пропасть, не расшибив себе голову? Он поник головой и на несколько минут погрузился в размышление.

Внезапно он вскочил, и глаза его сияли особым блеском — очевидно, ему пришла в голову светлая мысль. Нам надо идти по течению одного из этих ручьев, и хотя сейчас кажется, что он течет не в том направлении, он рано или поздно приведет нас в долину. Отправимся сейчас же, идем, брось все эти глупые мысли о племени тайпи, и да здравствует счастливая долина Гаппар!

Такая славная долина с лесами хлебных деревьев, рощами кокосовых пальм и зарослями кустарников гуавы! Иди, иди, не обращай внимания на обломки скал, оттолкни их с дороги, как делаю я, а завтра, старина, запомни мое слово, мы будем как сыр в масле кататься!

Он ринулся вниз по лощине, как сумасшедший, забывая, что я со своей больной ногой не мог поспевать за ним. Наше путешествие, сначала сравнительно легкое, становилось все труднее и труднее.

Русло потока было покрыто осколками разбитых скал, упавших сверху; они создавали много препятствий быстрому потоку и заставляли его порой низвергаться стремительными водопадами.

В узких местах лощины нам приходилось идти прямо по воде или же пролезать под свалившимися деревьями с вывороченными корнями и цепкими ветвями. Иногда мы спускались, едва цепляясь руками за выступы скал, иногда просто скользили вниз, почти смываемые течением потока.

Дважды на нашем пути вырастали препятствия, которые сначала казались нам непреодолимыми: Я уже терял надежду выбраться оттуда живым. Я был утомлен непосильными трудностями пути, измучен лихорадкой, страдал от непрекращающейся боли в ноге и почти умирал от голода. Но Тоби неутомимо шел вперед и спускался с головоломных высот, то держась за корни каких-то странных растений и сползая с них, как по канату, то прямо бросаясь вниз на ветви кустарников и деревьев.

Наконец, спустившись с последнего обрыва, мы нашли там место для постройки шалаша на ночь, набрали ветвей и листьев и сели, чтобы съесть полагавшуюся нам на ужин порцию. На следующее утро, несмотря на слабость и мучения голода, мы продолжали наш трудный и опасный путь, поддерживаемые надеждой скоро вновь увидать прекрасную долину. Я не буду рассказывать о том, как мы спасались, будучи на волосок от смерти, как преодолевали все трудности, возникавшие перед нами, пока не достигли начала долины.

Достаточно сказать, что после большого труда и больших опасностей мы оба стояли живые и невредимые у истоков той долины, которая за день до этого так внезапно открылась моим глазам, и под теми самыми утесами, с высот которых мы впервые ее увидали.

Ужасная смерть в руках свирепых людоедов или ласковый прием у доброго племени? Но теперь было поздно обсуждать этот вопрос. Часть долины, в которой мы находились, казалась совсем необитаемой. Почти непроницаемые заросли тянулись по обе стороны русла потока. Наконец, мы решили войти глубже в рощу, и, пройдя несколько шагов, я поднял на опушке тонкий побег хлебного дерева, совершенно зеленый и со свежесодранной нежной корой. Не говоря ни слова, я протянул его Тоби, который остановился при виде этого неоспоримого доказательства близости людей.

Интрига завязывалась… Немного дальше лежала целая связка таких же побегов, перетянутая полоской коры. Может быть, это брошено каким-нибудь одиноким туземцем, испуганным нашим видом и бросившимся сообщить своим одноплеменникам о нашем приближении? И кто эти одноплеменники? Отступать было уже поздно, и мы снова двинулись в путь. Тоби шел впереди, внимательно вглядываясь в гущу деревьев, пока не отскочил, словно ужаленный ядовитой змеей. Опустившись на колено, он поманил меня одной рукой, а другой отстранил мешающие листья и пристально вглядывался.

Я быстро подошел и увидал две фигуры, частью скрытые густой листвой; они стояли неподвижно, тесно прижавшись друг к другу. Вероятно, они еще прежде заметили нас и удалились в глубь леса, чтобы избегнуть встречи. Бросив свою палку и развернув сверток с вещами, принесенными с корабля, я вытащил бумажную материю и, держа ее в одной руке, другой сорвал ветку с куста и велел Тоби следовать моему примеру.

Продираясь сквозь заросли, я пошел вперед, по направлению к отступавшим передо мною фигурам, махая ветвью в знак мира. Это были юноша и девушка, тонкие, стройные и совершенно нагие, если не считать легкого пояса из коры, с которого спадали рыжеватые листья хлебного дерева.

Одна рука юноши обвивалась вокруг шеи девушки, а другою он держал ее за руку; так они стояли рядом, немного наклонив головы вперед, прислушиваясь к слабому шуму наших шагов. С нашим приближением их тревога, видимо, усиливалась. Боясь, что они могут вдруг убежать, я остановился и знаками пригласил их приблизиться и взять подарки.

Тогда я произнес те несколько слов на их языке, которые я знал, не столько ожидая, впрочем, что они поймут меня, сколько желая показать, что мы не с облаков упали. Это, казалось, внушило им некоторое доверие. Я приблизился еще, протягивая вперед материю и держа ветвь, они слегка отступали. Наконец, они позволили подойти к ним так близко, что я мог набросить материю им на плечи, давая понять, что отдаю ее им, и стараясь различными жестами втолковать, что мы питаем к ним глубокое уважение.

Испуганная пара стояла теперь смирно, пока мы пытались объяснить, чего мы хотели. Тоби при этом проделал целый ряд пантомимических иллюстраций, открывая рот от уха до уха, указывая пальцем в горло, скрежеща зубами и вращая глазами так, что, я думаю, бедняги приняли нас за белых каннибалов, готовых пообедать ими.

Когда, наконец, они нас поняли, то показали, что согласны помочь. Но в этот момент вдруг пошел сильный дождь, и мы попросили их отвести нас под какой-нибудь навес. Эту просьбу они согласились исполнить, но, идя перед нами, постоянно оборачивались и наблюдали за каждым нашим движением и даже взглядом, ясно выражая этим свое недоверие к нам. И тотчас же я выступил вперед к нашим проводникам и, произнося оба эти имени вопросительно, указывал на долину, пытаясь сразу же установить ответ.

Они повторяли за мною слова, но без всякого выражения, так что я совсем растерялся… Тогда я поставил рядом в форме вопроса два слова: Оба туземца обменялись многозначительными взглядами, и не выразили никакого удивления; но при повторении вопроса, после небольшого совещания друг с другом, они ответили положительно.

Тоби был в восторге, особенно когда молодые дикари продолжали повторять свой ответ с большим усердием, как бы желая внушить нам, что, будучи среди гаппаров, мы можем чувствовать себя вполне безопасно. Они поспешили вперед, и мы следовали за ними, пока внезапно они не издали странного крика, на который ответили голоса из-за рощи. В следующую минуту мы вышли на открытую полянку, в конце которой заметили длинную низкую хижину и перед нею несколько девушек.

Как только те увидали нас, они, точно вспугнутые фавнами нимфы, с диким визгом бросились в глубь зарослей.

Через несколько мгновений вся долина наполнилась криками, и со всех сторон к нам стали сбегаться туземцы. Если бы армия завоевателей сделала нападение на их земли, они не пришли бы в большее возбуждение. Вскоре мы были окружены густой толпой. В яростном желании посмотреть на нас островитяне мешали нам двинуться дальше. Часть из них окружила наших молодых проводников, которые торопливо и многословно что-то объясняли: Наконец, мы дошли до большого и красивого строения из бамбука, куда нам знаками предложили войти.

Усталые, мы сразу опустились на циновки, покрывавшие пол. Через минуту небольшое помещение было заполнено народом, а кому не хватило места внутри, глазели на нас в отверстия тростникового плетенья. Около того места, где мы улеглись, сидели на корточках восемь или десять благородного вида мужчин, как оказалось впоследствии — вождей, которые смотрели на нас с упорным и суровым вниманием.

Один из них, казалось самый высший по рангу, поместился прямо против меня. Он не раскрывал рта и только со строгим выражением лица смотрел на меня в упор, ни разу не отворачиваясь. Никогда до этого я не испытывал на себе такого странного и пристального взгляда. Желая отвлечь его и создать доброе мнение о себе, я взял немного табаку из-за пазухи и предложил ему. Он спокойно отстранил предложение и молча подал мне знак положить все на место.

При моих прежних сношениях с дикарями Нукухивы и Тайора я замечал, что каждый из них готов был услужить мне как угодно за угощение табаком. Не был ли этот отказ вождя знаком враждебности? Я вскочил, так как в этот момент тот же вопрос был задан странным существом, сидевшим против меня.

Я повернулся к Тоби и при мерцающем огоньке светильника увидел его бледное лицо. Я помолчал минуту и не знаю по какому побуждению ответил:. Темные фигуры вокруг нас вскочили на ноги, в увлечении хлопали руками и снова и снова кричали чудные слова, произнесение которых, казалось, все уладило.

Наконец, возбуждение вождя улеглось, и через несколько минут он стал так же спокоен, как был до рокового вопроса. Но нельзя было выбрать ничего хуже: Через ту же процедуру прошел и Тоби, чье звучное имя было усвоено легче. Обмен именами равен утверждению дружбы между этими простыми людьми; мы знали об этом и потому были очень довольны, что он произошел именно теперь. Когда толпа рассеялась, я повернулся к Мехеви и дал ему понять, что мы нуждаемся в пище и сне.

Заботливый вождь сказал несколько слов одному из толпы; тот исчез и вернулся через несколько минут с тыквенным сосудом и двумя или тремя молодыми кокосовыми орехами, уже очищенными от шелухи. Затем перед нами было поставлено какое-то кушанье в сосуде из тыквы, и как я ни был голоден, я задумался над тем, каким способом переправить его в рот.

Блюдо это, называемое пои-пои, приготовляется из плодов хлебного дерева и своим видом несколько напоминает столярный клей; оно желтого цвета и терпкое на вкус. Я задумчиво посмотрел на него, погрузил свою руку в месиво и к бурной радости туземцев вытянул ее, нагруженную этим пои-пои, прилипшим длинными нитями к каждому пальцу.

Масса была такая густая, что когда я поднес ее ко рту, потянул за собой всю тыкву и приподнял ее с циновки, на которой она стояла. Эта неловкость — Тоби повторил ее вслед за мной — вызвала у стоявших рядом дикарей неудержимый взрыв хохота.

Как только их веселье улеглось, Мехеви окунул указательный палец правой руки в блюдо и, повертев им быстро несколько раз, вытащил его обмазанным этим составом. Другим особым приемом он предотвратил падение пои-пои с пальца обратно в миску и поднес его ко рту. Все это было проделано явно для нашего обучения, так что я снова принялся за еду, довольно безуспешно применяя указанный способ. Затем нам принесли еще несколько кушаний; некоторые из них были прямо восхитительны.

Мы закончили банкет, выпив еще два молодых кокоса, после чего угостились несколькими затяжками табаку из искусно выточенной трубки, кругом обходившей сидящих. В течение ужина дикари рассматривали нас с напряженным любопытством, наблюдая малейшие наши движения. Их удивление достигло высших пределов, когда мы начали снимать платье, промокшее от дождя.

Они разглядывали белизну нашего тела и, казалось, совершенно не могли согласовать ее со смуглым цветом наших лиц, загоревших после шестимесячного пребывания под палящим солнцем экватора. Они ощупывали нашу кожу так же, как торговец щупал бы кусок замечательного тонкого атласа, а некоторые из них даже ее нюхали. Понемногу группа, собравшаяся вокруг нас, стала рассеиваться, и около полуночи мы остались лишь с постоянными жителями дома.

Они снабдили нас свежими циновками, покрыли несколькими кусками таппы и затем, потушив светильники, сами расположились рядом с нами. После короткого отрывочного разговора между собою они вскоре крепко заснули. Разнообразные и спутанные мысли терзали меня в продолжение ночи. Измученный Тоби спал тяжелым сном рядом со мной, а мне мешала заснуть боль в ноге, и я перебрал в уме все страшные последствия нашего положения.

Я вздрогнул, когда осознал, что уже не остается сомнения. Что готовила нам страшная судьба? Конечно, нам пока не причинили никакого зла, нас даже хорошо и гостеприимно встретили. Но можно ли положиться на изменчивые страсти, владеющие душой туземца?!

Возбужденный этими страшными думами, я только под утро погрузился в тревожную дремоту. Когда, проснувшись на середине какого-то ужасного сна, я вскочил, то увидал вокруг себя лица наклонившихся надо мною островитян.

Они смотрели на нас, не скрывая своего детского восторга и любопытства. Позднее, когда число их сильно поредело, в дом вошел великолепный воин, слегка наклонив в низком проходе торчащие перья своего головного убора. Вид его был внушителен. Блестящие длинные, спадающие перья тропических птиц были расположены высоким полукругом на голове, а их концы закреплены полумесяцем из золотых бус, стягивавшим лоб.

Вокруг шеи лежало несколько громадных ожерелий из клыков вепря, отшлифованных, как слоновая кость, и нанизанных так, что самые длинные падали на его широкую грудь. В дырки ушей вставлены два небольших и тонко отточенных зуба кашалота. Воин был опоясан тяжелыми кусками темно-красной таппы с висящими спереди и сзади сплетенными кистями, а кольца и браслеты, сделанные из человеческих волос, дополняли его одеяние.

В правой руке он держал деревянное полукопье, полувесло почти пятнадцати футов в длину, с одним заостренным концом, а другим — отшлифованным, как лопасть весла. Наискось на поясе висела богато украшенная трубка, тростниковый чубук которой был выкрашен в красный цвет, а вокруг него, как и на самой чашке трубки, трепыхались маленькие флажки из тончайшей таппы.

Но самым замечательным во внешности блистательного островитянина была искусная татуировка, расположенная по всему телу. Татуировка на лице была очень простая. Две широкие полосы, расходясь от темени, перекрещивали наискось оба глаза, затрагивая и веки, и спускались немного ниже ушей, где они соединялись с другой полосой, которая тянулась прямой линией вдоль губ и составляла основание треугольника.

Эта воинственная личность, войдя в дом, уселась на некотором расстоянии от нас. Всмотревшись в него внимательно, я подумал, что его черты мне знакомы.

Как только он повернулся ко мне лицом и я снова увидел его необычайные украшения и встретил странный взгляд, под которым находился накануне, я тотчас же, несмотря на изменения в его внешности, узнал благородного Мехеви. Когда я обратился к нему, он сразу ответил, горячо приветствуя меня и, видимо, немало радовался эффекту, произведенному его костюмом. После непродолжительной беседы, затрудненной непониманием языка это, казалось, очень огорчало вождя , он заметил опухоль на моей ноге.

Он подошел ко мне, осмотрел ногу с величайшим вниманием, а затем послал мальчика, стоявшего поблизости, с каким-то поручением. Через несколько минут юноша вернулся с пожилым туземцем. Его лысая голова блестела, как полированная поверхность кокосового ореха, а длинная серебристая борода доходила почти до пояса.

Голову его охватывала повязка, сплетенная из листьев дерева ому; она была надвинута низко над бровями, по-видимому, для защиты его слабого зрения от блеска солнца. Одной рукой он опирался на длинную тонкую палку, похожую на жезл, с каким появляется на сцене театральный чародей, а в другой руке держал веер, сплетенный из зеленых листочков кокосовой пальмы. Развевающийся плащ из таппы, связанный на плече, свободно висел на сутулой фигуре и подчеркивал почтенность его вида.

Мехеви, приветствуя старика, указал ему на место между нами и затем попросил его осмотреть мою больную ногу. После старательного исследования лекарь начал орудовать; считая, вероятно, что болезнь лишила ногу всякой чувствительности, он начал щипать ее и бить так, что я буквально заревел от боли. Думая, что я с таким же успехом могу и сам производить щипки и пинки, я попытался воспротивиться такому способу лечения. Но было не так легко вырваться из когтей старого знахаря; он ухватился за мою несчастную ногу, точно уже давно стремился к этому, и, бормоча какие-то заклинания, продолжал свое дело, ударяя по ноге с такой силой, что мне казалось, я сойду с ума от боли.

А Мехеви, из тех же побуждений, которые заставляют мать держать вырывающегося ребенка на кресле дантиста, удерживал меня своей могучей рукой и подбодрял злодея продолжать свои пытки. Почти обезумевший от ярости и боли, я вопил на весь дом, а Тоби, пуская в дело все известные ему знаки и жесты, пытался положить конец моим мукам. Уступил ли мой истязатель просьбам Тоби или остановился просто от изнеможения — я не знаю, но он прекратил, наконец, свое лечение, и в тот же момент вождь отпустил меня.

Я упал навзничь почти в беспамятстве от вынесенных страданий. Мой врач, оправившись от усталости после своих упражнений, как бы желая вознаградить меня за пережитые мучения, взял какие-то травы из сумки, подвешенной у него на груди, намочил их в воде и приложил к воспаленному месту.

Наклонившись над моей ногой, он не то шептал заклинания, не то вел таинственную беседу с воображаемым демоном, помещающимся в икре моей ноги. Наконец, он завернул ногу в повязки из листьев и оставил меня в покое. Мехеви вскоре встал, чтобы уйти; но перед уходом он властным тоном говорил с одним из туземцев, которого называл Кори-Кори, и насколько я мог понять из его речи, поручил меня его заботам и вниманию.

Мехеви наконец ушел, за ним врач, и к закату солнца мы были оставлены лишь с десятью или двенадцатью туземцами, составлявшими то семейство, членами которого стали теперь и мы с Тоби. Я лежал, боясь двинуться, чтобы не разбередить снова ногу, и стал рассматривать устройство нашего дома. Он стоял не прямо на земле, а на возвышении, сложенном из больших камней и достигавшем приблизительно восьми футов в высоту. Спереди оставалась узкая полоса, где дом не доходил до края каменной кладки называемой туземцами пай-пай ; огороженная с этой стороны небольшим тростниковым плетнем, она являлась чем-то вроде веранды.

Остов дома был построен из больших бамбуковых стволов, поставленных вертикально и скрепленных вместе поперечными балками, перевязанными ремнями из коры. Задняя сторона постройки, сделанная из поставленных в ряд кокосовых ветвей, переплетенных тонкими листьями, отклонялась несколько от вертикали и возвышалась футов на двадцать от поверхности каменной кладки; а покатая крыша, настланная из длинных заостряющихся пальмовых листьев, круто наклонялась, не доходя футов на пять до земли.

С карниза крыши по фасаду дома свешивались подвески наподобие кистей. Фасад был сделан из легкого и изящного тростника вроде искусного плетня, украшенного пестрыми перевязками, которые сдерживали различные части этого фасада. В длину это живописное строение тянулось почти на двенадцать ярдов, тогда как в ширину в нем не было и двенадцати футов. Чтобы пройти в узкое отверстие в передней стене дома, приходилось низко нагибаться. В самой комнате лежали два длинных, совершенно прямых и хорошо отполированных ствола кокосовой пальмы, тянувшиеся во всю длину жилища; один из них прилегал вплотную к задней стене, а другой лежал параллельно на расстоянии приблизительно двух ярдов; промежуток между ними был застлан множеством красиво сделанных циновок.

Этот промежуток являлся общим ложем и местом для отдыха местных жителей, соответствуя диванам восточных стран. Здесь спят ночью и праздно лежат большую часть дня. Под самой крышей висело несколько больших тюков, завернутых в грубую таппу; там хранились праздничные костюмы и различные части одежды.

Вдоль стены были расставлены копья, дротики и другое оружие островитян. Снаружи, на площадке перед домом, построен маленький навес, служивший кладовой или чуланом, куда прятались различные предметы домашнего обихода. Главой семейства, в которое мы с Тоби так неожиданно попали, являлся Кори-Кори.

На вид ему казалось лет двадцать пять; ростом он был в шесть футов, крепко и хорошо сложен и обладал самой странной внешностью. Голова его старательно обрита за исключением двух круглых местечек в доллар величиной на темени, где волосы удивительной длины были завязаны в два торчащих узла, придававших ему вид существа, украшенного рогами.

Его борода и усы, повыдерганные почти всюду, висели только небольшими кисточками с верхней губы и с подбородка. Кори-Кори, побуждаемый, вероятно, стремлением придать миловидность своему лицу, нашел нужным украсить его тремя широкими полосами татуировки, пересекавшими без разбору все, что попадалось на пути: Его физиономия, трижды опоясанная, всегда напоминала мне лица тех несчастных шалопаев, которых я видал порой за прутьями тюремного окна; тело моего хозяина, покрытое сплошь изображениями птиц, рыб и бесчисленного множества ни на что не похожих существ, напоминало собрание картинок по естественной истории.

С Кори-Кори жили его родители: Среди постоянных жителей дома было несколько милых девушек, занятых по большей части изготовлением тонких сортов таппы. Но они часто убегали на часок в другой дом пошалить и поболтать с подругами. Среди них я должен выделить чудесную Файавэй, мою любимицу. Ее легкая, гибкая фигура была истинным воплощением женственной грации и красоты.

Оливковый цвет кожи, безупречный овал лица и каждая черточка его — все радовало глаз и сердце, особенно когда ее полные губы раскрывались в улыбке и показывали ряд блестящих белых зубов.

Темно-коричневые волосы, неровно разделенные посередине, естественными кольцами спускались на плечи и грудь. Когда она была в задумчивом настроении, глубина ее странных синих глаз казалась спокойной и непроницаемой; но освещенные чувством, они излучали сияние, как звезды. Руки Файавэй были мягки и нежны, так как девушки племени тайпи в отличие от женщин совсем освобождены от исполнения тяжелых и грубых работ.

Татуируют женщин сравнительно мало, и Файавэй, как и остальные девушки ее лет, была татуирована меньше, чем пожилые женщины. Украшение состояло всего из трех маленьких точек, не больше булавочной головки, над губой, да и на самом сгибе плеча были нарисованы две параллельные линии на расстоянии трех сантиметров одна от другой и, пожалуй, в девять сантиметров в длину, причем промежуток между ними был заполнен тонко вычерченными фигурками. Домашний костюм Файавэй и остальных девушек состоял из пояса, сделанного из древесной коры с висящими листьями или куска таппы.

Для прогулок в роще или при визитах к своим подругам они надевали туники из белой таппы, спускающиеся от груди до колен. А когда им приходилось быть долго на солнце, они защищались от его лучей развевающимися плащами из той же материи. И Файавэй, и ее подруги, так же как и наши женщины, любили украшать себя разными драгоценностями: Но их драгоценностями были цветы. Иногда они надевали ожерелья из мелких красных цветочков, нанизанных, как рубины, на волокна таппы, иди втыкали белый бутон в дырочку в мочке стебельком назад, показывая спереди нежные лепестки, сложенные в чудный шарик, похожий на чистейшую жемчужину.

Девушки-островитянки страстно любили цветы, и им никогда не надоедало украшать себя ими. Когда Мехеви оставил наш дом, Кори-Кори приступил к исполнению обязанностей, возложенных на него. Он принес нам пищи, и так как я был поручен его заботам, он настоял на том, чтобы кормить меня из рук.

Я, конечно, противился этому всячески, но напрасно: Тоби же было позволено управляться с едой, как ему угодно. После ужина Кори-Кори разложил циновки для ночлега, приказал мне лечь, укрыл большим плащом из таппы и, ласково глядя на меня, восклицал какие-то слова, которые я понял так: Но я не нуждался в таком поощрении: На следующее утро, проснувшись, я нашел Кори-Кори лежащим рядом со мной с одной стороны, а Тоби — с другой.

Я чувствовал себя значительно бодрее и тотчас согласился на предложение Кори-Кори отправиться помыться, хотя и боялся, что ходьба причинит мне боль. Но Кори-Кори избавил меня от этих опасений: Наше появление на террасе перед домом собрало целую толпу зрителей, глазевших на нас и оживленно болтавших.

Как только я охватил руками шею преданного парня и он потащил меня, толпа, состоявшая главным образом из девушек и детей, последовала за нами, крича и прыгая. Достигнув потока, Кори-Кори прошел вброд до середины и ссадил меня на гладкий черный камень, поднимавшийся на несколько дюймов над водой. И тут он не оставил меня одного, помогая мыться и окуная меня в воду, как нянька окунает маленького ребенка в ванну.

В тот же день после обеда Мехеви еще раз нанес нам визит. Благородный островитянин, казалось, был все в том же приятном расположении духа, и обращение его было столь же сердечно, как и раньше. Пробыв с нами около часу, он поднялся с циновок и, показывая, что хочет уйти, пригласил Тоби и меня следовать за ним.

Я указал на свою ногу, но Мехеви, в свою очередь, указал на Кори-Кори и тем отстранил мое возражение. Взобравшись на спину верного слуги, я точно морской дед верхом на Синдбаде, последовал за вождем. Путь вел по главной дороге, пролегающей в долине. Мы прошли некоторое расстояние, и Кори-Кори начал задыхаться под тяжестью своей ноши.

Я слез с его спины и, опираясь на длинное копье Мехеви, стал сам переправляться через многочисленные препятствия, обходя нагроможденные на дороге обломки скал и карабкаясь по узким проходам над обрывами.

Наше путешествие близилось к концу: Здесь были расположены священные рощи долины — место празднеств и религиозных обрядов. Под густой тенью священных хлебных деревьев царствовал торжественный сумрак, как под сводами какого-нибудь собора. Страшные языческие божества, казалось, властвовали над всей местностью, нашептывая свои заклинания над каждым предметом. Тут и там в глубине этих жутких теней высились языческие святилища, полускрытые от глаз нависающими ветвями.

Они были построены из огромных глыб черного полированного камня, положенных одна на другую, без цемента, высотой в двенадцать или пятнадцать футов. На них покоился открытый храм, обнесенный низким частоколом из тростника, внутри которого виднелись гниющие остатки приношений: Большие деревья, стоящие в середине, были обнесены вокруг стволов легкими помостами, приподнятыми на несколько футов над землей, и опоясаны перильцами из тростника: Это священное место было защищено от осквернения строжайшим наложением всемогущего табу, обрекавшего на немедленную смерть всякую женщину, которая святотатственно коснулась бы его священных границ или хотя бы ступила ногой на землю, ставшую священной от падающей на нее тени.

Невдалеке виднелось довольно большое строение, предназначенное для жилья жрецов и священнослужителей рощи. По соседству с ним было другое замечательное здание, построенное, как обычно, на каменной кладке по крайней мере в двести футов длиной, хотя не больше двадцати шириной.

Весь фасад этого строения совершенно открыт, и от одного конца до другого тянулась узенькая терраса, огражденная по краю кладки камышовым плетнем.

Внутри здания пол весь был устлан рядами циновок, лежащих между стволами кокосовой пальмы. К этому-то строению Мехеви и повел нас. До сих пор за нами следовала целая толпа островитян обоего пола; но как только мы приблизились к дому, женщины отделились от толпы и, стоя в стороне, позволили нам пройти вперед. Безжалостное табу простиралось также и на это здание, и то же страшное наказание ограждало его от мнимого осквернения женским присутствием.

Войдя в дом, я был удивлен, увидя там шесть мушкетов, прислоненных к бамбуковой стене, на стволах которых висело по мешочку с порохом. Вокруг этих мушкетов было расположено, подобно кортикам, украшающим перегородку каюты военного судна, множество различных копий, весел, дротиков и дубинок.

Когда мы шли вдоль строения, нас поразил вид четырех или пяти безобразных стариков, с чьих дряхлых членов время и татуировка, казалось, стерли все человеческие черты. Воины острова прекращают татуировку только после того, как все рисунки, сделанные на их теле в юности, сольются в одно, а это бывает лишь в случаях особой долговечности. Поэтому тела стариков, сидевших перед нами, стали того тускло-зеленого цвета, который с течением времени приобретает татуировка.

Их кожа имела какой-то ужасный чешуйчатый вид, и это в соединении со странной окраской делало их члены похожими на пыльные образцы зеленого мрамора. Местами кожа висела большими складками, как на боках носорога. Головы их были совершенно лысы, а безбородые лица собраны в тысячу морщинок. Но самой замечательной особенностью были ноги: Это, вероятно, происходило оттого, что в течение почти ста лет существования пальцы на ногах никогда не были как-нибудь искусственно стянуты обувью и в старости, питая отвращение к близкому соседству друг с другом, устремлялись в разные стороны.

Эти отвратительные существа, казалось, совсем уже утратили способность движения и сидели на полу со скрещенными ногами, как бы в оцепенении. Они почти не обращали на нас внимания, едва, кажется, сознавая наше присутствие, пока Мехеви усаживал нас на циновки, а Кори-Кори произносил свою непонятную тарабанщину [ так ].

Через несколько минут вошел мальчик с деревянным блюдом пои-пои; во время еды я снова принужден был принять заботливое вмешательство моего неутомимого слуги. Другие кушанья последовали за этим, и Мехеви проявлял самую гостеприимную настойчивость, принуждая нас есть и показывая нам достойный пример.

Когда пиршество было окончено, закурил трубку, переходившую от одного к другому. Под влиянием ее снотворного действия, тишины и густеющих теней приближающейся ночи мы с Тоби погрузились в легкую дремоту. Вождь и Кори-Кори тоже заснули рядом с нами. Я очнулся от своего тревожного сна около полуночи, как мне казалось, и, приподнявшись с циновки, увидал, что мы остались в доме одни.

Тоби все еще спал, но остальные наши спутники исчезли. Единственным звуком, нарушавшим тишину, было прерывистое дыхание стариков, которые лежали неподалеку от нас. Кроме них, насколько я мог судить, не было никого в доме. Предчувствуя беду, я разбудил Тоби, и мы стали шепотом совещаться по поводу неожиданного ухода туземцев. Вдруг из глубины рощи прямо перед нами показались высокие языки пламени, в одно мгновение осветившие ближайшие деревья и погрузившие в еще больший мрак то, что нас окружало.

Пока мы смотрели на это зрелище, темные фигуры начали двигаться вперед и назад перед пламенем; танцуя и прыгая вокруг костра, они казались какими-то демонами. Чего же ради людоеды поднимут такой переполох, если не для этого? Ну, а для чего же, ты думаешь, эти дьяволы кормили нас так все эти три дня, как не для того, о чем ты так боишься говорить?

Разве он не напихивает тебя своими отвратительными кашами так, как кормят на убой свиней? Будь спокоен, мы будем съедены этой прекрасной ночью. Вот уж и огонь готов, на котором нас пожарят…. Они уже идут за нами! Они вошли бесшумно, даже крадучись, и скользнули в окружавшем нас мраке, как бы собираясь прыгнуть на кого-то и опасаясь в то же время встревожить его раньше времени. О, как ужасны были мысли, проносившиеся в ту минуту у меня в голове! Холодный пот выступил на лбу, и, онемев от ужаса, я ждал, что с нами будет.

Внезапно тишина была нарушена хорошо знакомым мне голосом Мехеви. Его ласковый тон сразу рассеял мой страх. Но я не хочу этого, что бы это ни было!

Я был бы порядочным дураком, если бы дал себя разбудить среди ночи, накормить и напоить, для того, чтобы стать лакомым кусочком для шайки кровожадных людоедов! Нет, я хорошо вижу, что это за птицы, и я лучше уморю себя голодом, стану кучкой костей и хрящей, и тогда — если они подадут меня на стол — добро пожаловать! Не ешь ни кусочка из того, что они тебе тут дают! Откуда мы знаем, что это?

Очень похожа на телятину. Почему же мы не видали ни одного теленка на острове с тех пор, как пристали? Говорю тебе, что ты набиваешь себе рот трупом какого-нибудь гаппара! Действительно, откуда они могли достать это мясо? Я решил во что бы то ни стало допытаться: Когда принесли светильник, я внимательно вгляделся в миску, но не увидел ничего, кроме кусков самого обыкновенного поросенка.

Среди всех этих новых впечатлений неделя прошла совсем незаметно. Туземцы по непонятным причинам с каждым днем увеличивали свое внимание к нам. Их обращение с нами было безупречно. Конечно, думал я, они не поступали бы так, если бы хотели нам зла.

Но почему такая подчеркнутая заботливость? Что могут они ждать от нас в ответ? Кроме того, несмотря на доброе отношение, которое мы встретили, я слишком хорошо знал изменчивость настроения туземцев, чтобы не мечтать о бегстве из этой долины и не чувствовать над собою угрозы смерти, которая чудилась мне под этой приветливой внешностью.

Но мечта тронуться с места была неосуществима — я все еще продолжал хромать. Положение моей ноги серьезно удручало меня, так как, несмотря на все местные лекарства, оно все ухудшалось и ухудшалось. Меня это беспокоило тем более, что я не понимал ни причины, ни характера заболевания. Я уже отказался от всякой надежды на выздоровление и предался самым мрачным мыслям. Ни дружеские утешения моего товарища, ни трогательные заботы Кори-Кори, ни даже ласковое внимание Файавэй не могли рассеять уныния, охватившего меня.

Однажды утром, когда я лежал на циновке, погруженный в грустные мечты, Тоби, который за час до этого ушел, вдруг поспешно вернулся и с большой радостью сказал мне, чтобы я развеселился и успокоился: Эта новость подействовала на меня магически. Наступил час нашего спасения! Вскочив с циновки, я сам скоро убедился, что происходит что-то необычное. Он повторил их в свою очередь; его весть подхватили в соседней роще, и крики начали постепенно замирать вдали: Это был голосовой телеграф местных жителей; при его помощи известие в несколько минут проходило от моря до отдаленнейших жилищ — расстояние по меньшей мере в восемь или девять миль.

В данный момент телеграф действовал вовсю: При каждом свежем известии островитяне выражали живейший интерес и удваивали энергию, с которой они начали собирать плоды для продажи ожидаемым посетителям. Одни сдирали шелуху с кокосовых орехов, другие, взобравшись на хлебные деревья, сбрасывали плоды вниз своим товарищам, собиравшим их в кучи.

Некоторые быстро двигали пальцами, плетя из листьев корзинки для складывания плодов. В это время происходили и другие приготовления. Там стоял высокий воин, чистя свое копье куском старой таппы или прилаживая листья пояса вокруг талии; а тут молодая девушка украшала себя цветами. И как бывает во всех частях света во время спешки и смятения, многие просто непрерывно суетились и совались повсюду, ничего не делая и мешая другим. Мы никогда раньше не видели островитян в таком хлопотливом и возбужденном состоянии, и это, несомненно, доказывало, что события, подобные сегодняшнему, происходили редко.

Когда я подумал о том, сколько еще пройдет времени, прежде чем опять появится случай бежать, мне стало бесконечно жаль, что у меня нет сил воспользоваться этой первой возможностью.

Из того что мы могли понять, было ясно, туземцы очень боятся опоздать к прибытию лодок и не сделать нужных приготовлений. Слабый и хромой, я все же отправился бы с Тоби тотчас, если бы Кори-Кори не только не отказался взять меня, но и не выказал бы решительного сопротивления нашему намерению оставить дом. Остальные островитяне были также против наших планов и казались опечаленными и удивленными принятым мною решением. Я ясно видел, что хотя мой слуга старался скрыть, что удерживает меня от попыток двинуться, он тем не менее решил препятствовать осуществлению моего желания.

Мне показалось, что в этом случае как часто это бывало впоследствии! Разве ты поспеешь за нами? Я бы сам побежал вперед, если бы не опасался, что слишком большая стремительность вызовет их подозрения и разрушит все надежды на освобождение. Если ты попытаешься казаться спокойным и равнодушным, ты успокоишь их подозрения, и я не сомневаюсь, что тогда они позволят мне идти с ними на берег, предполагая, что я иду только из любопытства.

Если мне удастся пробраться к лодкам, я дам знать о положении, в котором тебя оставил, и тогда могут быть приняты нужные меры для нашего побега. Я не мог не согласиться с его доводами, и так как туземцы уже закончили свои приготовления, я с живейшим интересом следил, как будет встречено намерение Тоби.

Как только они поняли, что я собираюсь остаться, они не стали возражать против его предложения и даже встретили его с радостью. Их странное поведение немало удивило меня и придало последующим событиям еще большую таинственность.

Островитяне поспешно шли по дороге, ведущей к морю. Я горячо пожал руку Тоби и дал ему мою соломенную шляпу для защиты от солнца, так как свою он потерял. Он торжественно обещал мне вернуться, как только лодки отвалят от берега, и через несколько минут исчез за поворотом.

Вскоре по дороге прошли последние отставшие туземцы, и крики тех, кто шел впереди, замерли вдали. Часть долины, в которой находился наш дом, казалась совсем покинутой обитателями, остались только Кори-Кори, его престарелый отец и несколько дряхлых стариков.

Перед заходом солнца островитяне начали понемногу возвращаться с берега, и среди них, когда они приближались к дому, я старался различить фигуру моего товарища. Но они проходили мимо один за другим, и я не видел его. Предполагая все же, что он скоро появится, я терпеливо ждал, что он вернется вместе с прелестной Файавэй. Наконец, я увидал старую Тайнор и следом за ней девушек и юношей, которые обычно жили в ее доме.

Но с ними не пришел мой товарищ, и, предчувствуя беду, я стал настойчиво добиваться причины его запоздания. Казалось, мои упорные вопросы смущали туземцев. Все их объяснения были разноречивы: Мне казалось в то время, что они пытались скрыть от меня истину из опасения, что я не перенесу ужасного несчастья.

Боясь, что какая-нибудь беда стряслась с Тоби, я отыскал юную Файавэй и постарался узнать, если возможно, правду. Это нежное существо уже давно привлекло мое внимание не только своей исключительной красотой, но и выражением особенной понятливости и человечности. В ее обращении со мною, особенно когда я лежал на циновках, страдая от боли, сквозила нежность, которую нельзя было не понять или не заметить.

Когда бы она ни вошла в дом, на лице ее я читал живейшее участие к себе. Приближаясь ко мне, она поднимала слегка руку в знак сочувствия, а ее большие лучистые глаза пристально смотрели в мои, когда она ласково шептала: Таков милый образ, в каком являлась мне Файавэй. Надеясь на ее чистосердечие и понятливость, я обратился к ней, встревоженный исчезновением Тоби. Мои вопросы явно огорчили ее. Она оглядывалась кругом то на одного, то на другого из стоящих рядом, как бы не зная, какой мне дать ответ.

Наконец, уступая моим настойчивым просьбам, она дала мне понять, что Тоби уехал вместе с лодками, которые подходили к берегу, но обещал вернуться по прошествии трех дней. Услышав это, я мысленно обвинил Тоби в том, что он вероломно покинул меня. Но потом, когда я немного успокоился, мне стало стыдно, что я заподозрил его в таком поступке по отношению ко мне.

Я утешал себя мыслью, что он отправился не дальше, чем в Нукухиву, чтобы ускорить мое освобождение. Во всяком случае, думал я, Тоби вернется хотя бы с лекарствами, которые мне необходимы, а затем, как только я поправлюсь, уже не будет никаких препятствий для нашего бегства. Успокаивая себя такими размышлениями, я лег спать в эту ночь в лучшем расположении духа, чем в предыдущие. Следующий день прошел без каких бы то ни было напоминаний о Тоби со стороны местных жителей.

Они, казалось, избегали всякого разговора о нем. Это возбудило у меня некоторые подозрения. Но когда наступила ночь, я поздравил себя с тем, что прошел уже второй день и что завтра Тоби опять будет со мною. Но и следующий день пришел и ушел, а товарищ мой не появлялся. Но и этот томительный день прошел также без него.

Даже и тогда я не отчаивался: Дураком я был, думая, что кто-нибудь захочет вновь возвратиться в долину, раз ему удалось отсюда выбраться. Но иногда мне приходило в голову, что вероломные островитяне разделались с ним, и этим объясняется и смущение, которое они испытывали от моих вопросов, и их сбивчивые ответы. Или он захвачен другим племенем? Или — что еще ужаснее — его постигла та участь, при мысли о которой у меня замирала душа. Я терзался в бесплодных догадках: Он ушел, чтобы никогда не вернуться.

Но какова бы ни была его судьба, теперь, когда он ушел, туземцы увеличили знаки внимания и доброжелательства ко мне, обращаясь со мной с таким уважением, как если бы я был посланником неба.

День проходил за днем, и в обращении со мною не было заметных перемен. Постепенно я утерял последовательность дней недели и незаметно погрузился в апатию, которая обычно наступает после первого взрыва отчаяния.

Моя нога стала заживать, опухоль спала, боль уменьшилась, и были все основания надеяться на скорое выздоровление от болезни, так долго томившей меня. Пока я еще не совсем оправился от болезни и потому почти не выходил из дому, островитяне всячески старались развлечь меня и постепенно втянуть в интересы собственной жизни. Я гордился тем, что мне дважды удалось оказать им услугу благодаря некоторым вещам, привезенным еще с корабля, и умению пользоваться незнакомыми им орудиями — иглой и бритвой.

Когда я как-то развернул сверток с вещами, принесенными с судна, туземцы уставились на его содержимое, точно перед ними была шкатулка с драгоценностями. Употребление мною этого свертка в качестве подушки казалось им недопустимым, и они настояли на том, чтобы это сокровище было тщательно сбережено.

Поэтому сверток привязали к веревке, второй конец которой перекинули через кровельную балку, и вздернули под самую крышу, где он и висел прямо над моими циновками. В случае нужды я мог легко достать свои вещи: Это было чрезвычайно удобно, и я всячески старался объяснить туземцам, как я высоко ценю их изобретательность. В свертке моем находились: Мне пришло в голову, что если я их не сберегу, то предстану перед цивилизованными собратьями в самом плачевном виде. Я решил снять с себя матросский костюм и убрать его на время, а пока подчиниться моде жителей долины Тайпи, несколько изменив обычный покрой их одежды по своему вкусу.

Как-то раз у меня разорвался плащ, и мне захотелось показать островитянам, как легко зашить эту дырку. Я спустил из-под крыши свой узелок и, достав оттуда иголку с ниткой, принялся за починку. Они смотрели на это, невиданное дотоле занятие с восторгом и удивлением.

Старый Мархейо вдруг хлопнул себя рукой по лбу и, кинувшись в угол, вытащил оттуда грязную и рваную полоску полинявшего ситца — вероятно, когда-то он получил его в торговой сделке на берегу — и стал умолять меня применить и тут свое искусство. Я охотно согласился, хотя мои неловкие пальцы еще никогда не имели дела с такими громадными прорехами.

Когда я кончил починку, старый Мархейо по-отечески обнял меня и, снявши пояс, обернул ситец вокруг бедер, вставил в уши украшения, схватил копье и вылетел из дому. Я почти никогда не употреблял бритвы, пока жил в долине, но этот маленький предмет вызывал особое восхищение тайпи. Нармони, известный герой среди туземцев, особенно следивший за своей внешностью, тщательнее всех татуированный, попросил меня провести бритвой по его уже бритой голове. Дикари обычно бреются при помощи зуба акулы, хотя, на мой взгляд, он так же мало пригоден для бритья, как однозубые вилы для собирания сена.

Немудрено, что смышленый Нармони сразу оценил преимущество моей бритвы перед своим обычным инструментом. Но я дал ему понять, что не могу исполнить его просьбы, не наточив бритвы. Чтобы объяснить свою мысль, я несколько раз провел бритвой по ладони, как по оселку. Нармони тотчас понял меня, выбежал из дому и через минуту притащил целую каменную глыбу величиной с жернов.

Но об этот неотделанный камень можно было только изломать бритву, а не наточить, и мне волей-неволей пришлось приступить прямо к бритью. Бедный Нармони корчился и извивался при этой пытке, но, убежденный в моей ловкости, вытерпел боль, как настоящий мученик.