Зона Посещения. Калибр памяти Сергей Вольнов

У нас вы можете скачать книгу Зона Посещения. Калибр памяти Сергей Вольнов в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

В Российской Зоне ещё не произошли фатальные события и перемены, которые потом назовут Круговым Вторжением. Этот сталкер не новичок в Троте, однако долго отсутствовал, и ему нелегко принять, что российская Зона Посещения уже не такая, как раньше. Причем суть происходящего даже не в появлении новых мутаций и локальных изменений физического пространства. Кажется, в Троте происходит нечто, до сих пор небывалое, с восприятием людей. Возможно, это началось уже давным-давно, только некому было осознать это.

А теперь в отчужденку вернулся тот, кто запомнил ее прежней. Сталкер, способный озадачиться вопросом Сергей Вольнов , Евгений Смагин , В российской Зоне Посещения, одной из нескольких отметин прикосновения инопланетной реальности к природе планеты Земля, грядут фатальные перемены. Пусть ненормальный, но устоявшийся, знакомый порядок вещей грозит обрушиться. И судьбы человечества, и участь всей планеты, вполне возможно, зависят от маршрута, который изберет жизненный путь одного человека.

Сталкера, которого его собственная судьба вновь привела в Зону. Сталкерами не рождаются, ими становятся. Впрочем, этот вопрос и не был для него главным. Дальше, за следующим толстым стволом, покрытым заплесневелой буро-зелёной корой, пространство уже было открытым.

И в этот миг участок леса, расположенный метрах в пятнадцати слева, буквально зашевелился: Упорные преследователи открыли профилактическую стрельбу — не прицельно, просто чтобы беглец, удирающий от них, не расслаблялся. Одним из тех, что неизбежно возникали у каждого, угодившего в тиски между желаемым и действительным. Самым популярным из них традиционно являлся отчаянный: Почти так же часто возникал и недоумённый: Настороженные до предела уши беглеца сумели различить характерные звуки перезарядки оружия, и он тотчас коршуном метнулся к следующему дереву.

Совершив последний рывок и вновь слившись с древесным стволом, что-то извлёк из специального мешочка, прикреплённого к поясу. Фигурка, напоминавшая игрушечного человечка, была слеплена из камешков различных форм и цветов. Беглец лихорадочно потёр кончиками пальцев ножки фигурки и сунул штуковину в нагрудный карман куртки.

Затем изо всех сил побежал к хижине, видавшей виды. Откуда здесь, на опушке дикого леса, взялось это подобие дома — оставалось загадкой. Одной из бесчисленных, разгадывать которые не стоило и пытаться….

До стены оставалось ещё немалое расстояние, когда убегающий ощутил серию коротких тычков в спину. Началось воздействие композиции камешков, которую он достал из поясного мешочка.

Они словно приподымали человека, когда он отрывал ноги от земли, и уже на лету придавали ему дополнительное ускорение. Благодаря этому бегущий длинными скользящими прыжками гораздо быстрее достиг цели — подобия дверного проёма. Внутри строения обитала темнота, пахло сыростью, плесенью и гниением разлагающейся плоти. Идеальное местечко для логова какой-нибудь жуткой твари.

И эта самая жуткая тварь, по безотказно действующему закону подлости, уже поджидала незваного гостя. Две мерцающие точки, похожие на загоревшиеся хищным огнём волчьи глаза, светились в глубине… Наполнявшая помещение смрадная атмосфера сыграла на стороне твари. От режущей вони глаза человека заслезились, и он был вынужден инстинктивно зажмуриться. Всего лишь на долю секунды. Но этого краткого мгновения вполне хватило.

Подняв веки, незваный гость уже не засёк светившихся огоньков. В следующее мгновение что-то изменилось. То ли произошло резкое движение густого воздуха, то ли… Человек не глядя, навскидку, выпустил автоматную очередь. Не было никакого смысла что-то пытаться рассмотреть там, где ни черта не видно. В патовой ситуации остаётся надеяться лишь на чутьё и, конечно же, удачу. В лицо человеку хлестала обжигающая кровь, утробный крик боли вонзался в уши, терзая барабанные перепонки… Оборвался этот вопль агонии одновременно с последним выстрелом.

Огненноглазому не повезло самую малость — воспользовавшись невольной заминкой визитёра, зверь успел подкрасться к нему почти вплотную. Но человек этот имел навык, которому люто позавидовали бы многие. Он чуял смертельную опасность на миг раньше, чем она появлялась. Почти перерубленное пополам щедрой очередью из старого, но всё ещё безотказного автомата звериное туловище рухнуло на пол.

Прямо в грязищу, что за долгое время скопилась на досках. К ней уже прибавилась свежая кровь и вывалившиеся внутренности…. Человек, расстрелявший зверя, удовлетворённо произнёс вслух: Сделал он это, воспользовавшись до странности чистой, новенькой, будто только что установленной лестницей. Можно было задать вопрос, откуда она в этой удручающей дыре взялась, такая девственная… Однако не имело смысла задавать его, по умолчанию безответный. В ненормальном пространстве, где иногда воскресают мертвецы и обычные люди, бывает, становятся способны повелевать стихиями, бесполезное занятие — сушить голову попытками понять, зачем оно так, а не иначе.

Пользуйся тем, что есть, и радуйся, если оно тебе на руку. Наверху преследуемый рукавом куртки вытер кровь и пот, залившие лицо в результате схватки, молниеносной, но отобравшей у него много нервов.

И встал так, чтобы его нельзя было заметить снизу. Дальше, за следующим толстым стволом, покрытым заплесневелой буро-зелёной корой, пространство уже было открытым. И в этот миг участок леса, расположенный метрах в пятнадцати слева, буквально зашевелился: Упорные преследователи открыли профилактическую стрельбу — не прицельно, просто чтобы беглец, удирающий от них, не расслаблялся.

Одним из тех, что неизбежно возникали у каждого, угодившего в тиски между желаемым и действительным. Самым популярным из них традиционно являлся отчаянный: Почти так же часто возникал и недоумённый: Настороженные до предела уши беглеца сумели различить характерные звуки перезарядки оружия, и он тотчас коршуном метнулся к следующему дереву. Совершив последний рывок и вновь слившись с древесным стволом, что-то извлёк из специального мешочка, прикреплённого к поясу.

Фигурка, напоминавшая игрушечного человечка, была слеплена из камешков различных форм и цветов. Беглец лихорадочно потёр кончиками пальцев ножки фигурки и сунул штуковину в нагрудный карман куртки.

Затем изо всех сил побежал к хижине, видавшей виды. Откуда здесь, на опушке дикого леса, взялось это подобие дома — оставалось загадкой. Одной из бесчисленных, разгадывать которые не стоило и пытаться…. До стены оставалось ещё немалое расстояние, когда убегающий ощутил серию коротких тычков в спину. Началось воздействие композиции камешков, которую он достал из поясного мешочка. Они словно приподымали человека, когда он отрывал ноги от земли, и уже на лету придавали ему дополнительное ускорение.

Благодаря этому бегущий длинными скользящими прыжками гораздо быстрее достиг цели — подобия дверного проёма. Внутри строения обитала темнота, пахло сыростью, плесенью и гниением разлагающейся плоти. Идеальное местечко для логова какой-нибудь жуткой твари.

И эта самая жуткая тварь, по безотказно действующему закону подлости, уже поджидала незваного гостя. Две мерцающие точки, похожие на загоревшиеся хищным огнём волчьи глаза, светились в глубине… Наполнявшая помещение смрадная атмосфера сыграла на стороне твари. От режущей вони глаза человека заслезились, и он был вынужден инстинктивно зажмуриться.

Всего лишь на долю секунды. Но этого краткого мгновения вполне хватило.