Лососи, бобры, каланы. Жизнь на краю земли. Сюрпризы моря (комплект из 3 книг) Ж.-И. Кусто, И. Пакка

У нас вы можете скачать книгу Лососи, бобры, каланы. Жизнь на краю земли. Сюрпризы моря (комплект из 3 книг) Ж.-И. Кусто, И. Пакка в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Через всю книгу авторы проводят мысль о необходимости личной ответственности и причастности каждого к делу сохранения этой многоликой многообразной жизни. В издании мелованная бумага, цветные фотоиллюстрации подводного мира. Основной целью экспедиции было изучение южных гладких китов, приплывающих на сезон размножения в заливы сан-Хосе и Гольфо-Нуэво.

Авторы сообщают много новых интересных подробностей о нраве, играх и брачных церемониях этих морских исполинов. Кроме того, авторы повествуют о встречах с другими животными этого уголка света - гуанако, нанду, броненосцами, разнообразными морскими птицами. Перед экспедицией стояла и другая задача - отыскать в лабиринте островов архипелага Огненная Земля последних индеейцев вымирающего племени кауашкаров.

Французские исследователи погружались в ледяные воды озера Фрезер и водопадов Аляски, чтобы зафиксировать на пленке миграционный ход лососей, зимовали вместе с бобрами на севере Канады, наблюдали и снимали на пленку уникальное морское млекопитающее - калана. Все это нашло отражение в тексте и великолепном иллюстративном материале. Вопросы, предложения пишите в книгу. Старая книга на Старой деревне СПб.

Все книги в продаже Загрузка книг проводится ежедневно в 3, 9 и 23ч. Купить за 90 руб. Вышел, взял лопату, воткнул в снег и не смог вырвать даже небольшой ком снега, так как плотность снега от сильного ветра такова, что не приминается даже под моим весом — как асфальт.

Пока я мучился — отморозил обе щеки. Оставалось одно — ожидать. Простояли мы с 2 часов ночи до 14 часов дня. Вертолетчики заметили пробку, был вызван БАТ большой артиллерийский тягач , который зачистил объезды и мы двинулись дальше. Доехали до Пангод км , оказывается у нас бензин на исходе. В дороге перед Надымом я уснул, и оказывается не только я, но и водитель. Проснулись мы от толчка. Благо зимник не автомагистраль, скорость невелика, мы заехали в кустарник и заглохли. С трудом доехали до Надыма.

Переночевал у Коли Суворикова. Все мои мандарины и апельсины превратились в биллиардные шары, замерзли в кабине. Этот подарок я вез дочери. Представляете степень моего огорчения!

Мне удалось взять билеты в Москву и вот я в златоглавой. На мою неописуемую радость прямо на улице торговали цитрусовыми, и я отчаянно жестикулируя, чуть не на коленях умолял продавца продать мне 20 кило мандарин.

Красочно, с эмоциями описал свои злоключения, продемонстрировал свои унты, обмороженные щеки и уговорил - таки продать мне эти мандарины. Оказывается, не только я был рад покупке, доця воздала должное и наелась мандарин от души.

Встречали меня дома, как освободившегося каторжанина. Праздник окончился, слезы прощания, уговоры вернуться, но я снова уехал на Север. Теперь мне суждено ожидать семью до августа, Лера должна окончить в июне институт, собрать вещи и ехать вслед за мужем, как жены декабристов.

Добрался обратно без приключений, от Надыма долетел попутным вертолетом. Крыша над головой Теперь, пожалуй, пришло время рассказать о крыше над моею головой. В этой гостинице обычно размещали высокопоставленных гостей, когда те наведывались в Уренгой. И тогда постояльцев обычно просили временно ее покинуть, чтобы не мозолить глаза высокопоставленным лицам. Конечно, это было неудобно и хозяевам гостиницы, и ее постояльцам.

И как только представилась возможность, ее постарались решить. Таких счастливчиков, как я, набралось прилично: Мурзин… Всем нам дали квартиры в новом доме, получилась хорошая компания. Адрес помню до сих пор: Новый Уренгой, дом 2, квартира 2.

Улиц тогда еще не было. Для уюта завесил окна старыми газетами. Обзавёлся и посудой — двумя гранеными стаканами. Позвал гостей, отметить новоселье. Весь следующий день я посвятил уюту в своем доме.

В отделочном управлении попросил линолеум, мягкий картон, листы крагиса, гвозди. Потом мне помогли сварить из труб остов кровати с ножками. Вещь получилась неподъемная, но прочная. В стиле Людовика IV. На автобазе взял резиновую камеру с грузовика, разрезал ножницами на кольца. Теперь их надо как-то натянуть на остов кровати. Собственных сил не хватило. Вспомнил, как обезьянки в зоопарке пользовались рычагами. Но очередное кольцо вдруг лопнуло и резина звонко шлёпнула по моему мягкому месту.

Французским мебельщикам и не снились такие спальные гарнитуры, да и скрипеть не будет, подумал я, засыпая… Спустя какое-то время я стал счастливым обладателем трех стульев и бывшего книжного шкафа, который в своей прошлой жизни, наверное, был посудным.

Осталось только дождаться её приезда и лапочки-дочки. Самолет я встречал в Надыме. На трапе появились мои долгожданные. Расспросы, объятия, смех, радость.

Искать попутные вертолеты было поздно, и мы переночевали у Сувориковых, которые загодя оставили ключи от квартиры.

Лера с Веточкой с любопытством смотрят в иллюминатор. Сидеть неудобно, ноги высоко, на изоляторах, зато через час будем в Новом Уренгое. Потом мы, конечно, получили благоустроенную квартиру, но северная эпопея оказалась для нас долгой. Природа Крайнего Севера После непродолжительного отдыха решили осмотреться. Возле дома познакомились с соседской собакой Вьюгой. Пошли в лес к Молодежному озеру, шли по редколесью, густо покрытому ковром нетронутого ягеля. Прогулка наша по совету многочисленных, жадных к крови комаров, окончилась быстро, явно испортив впечатление от местных красот.

Кажется, что эта прогулка была только вчера. Хоть мы и ругаем его за суровость, но за это же и любим. Север никогда не прощает легкомыслия. Наказывает сразу и строго. Весна приходит поздно — в мае появляются первые проталины, в конце июня распускаются почки. Времени ей отведено мало, поэтому все так быстро растет, что кажется аж трещит. Утром вишневого цвета побеги Иван — чая только показались из почвы, а к вечеру уже росток прибавил 10 сантиметров.

Не верится, но уж примите на веру, что оно так на самом деле. Через несколько дней на стебле появились бутоны цветков розовато-фиолетовой окраски. В лесу распускаются нежно-белые цветки с запахом багульника. Я не ошибочно так назвал запах названием растения, потому, что похожих запахов больше не найти, это и есть его Величество багульник. Летят в небе утки гуси, лебеди, курлыкают, нежно теребя этими звуками проснувшуюся душу наблюдателя. Мы закалились суровой природой, но стали душой нежнее, как-то ближе к природе стали, стали лучше ее понимать.

Цветет голубика, морошка очень интересная ягода: Здесь один день год кормит. Заготавливай то, что природа дает тебе безвозмездно, только будь аккуратным, веди себя как человек. Теперь как неустроенный северный быт, так и непривычные климат и природу мы уже воспринимали вместе. Настроение резко поменялось в лучшую сторону. Тяжело на Крайнем Севере без отпуска, организм устает, да и все-таки скучаешь за родными и близкими, за привычными глазу и душе природе.

У Леры с отпуском проблем не предвиделось, у меня тоже будто все хорошо. Переночевали у Сувориковых и вот мы уже в аэропорту. Наконец-то прилетел долгожданный самолет. Нужно быстро произвести посадку пассажиров, так как скоро закрывается на ночь аэропорт в Сыктывкаре. Все было бы хорошо, все было рассчитано по местам. Однако, на тех, которые были внаглую подсажены Надымской милицией, места не были предусмотрены. Не хватило около 8 мест.

Нашли несколько человек под хмельком, взяли великовозрастных детей на руки. Опять не хватает мест. Работники аэропорта стали проверять удостоверения вахтовика. У нас сжалось сердце. Если высадят, следующий рейс через неделю, билетов не купить. Вот уже проверяющая все ближе, за нами сидел мужчина с загипсованной ногой, начался скандал. К нашему счастью ситуацию спас командир корабля.

Быстро подсчитал пассажиров и взял на себя решение об отправке самолета. Когда вышла проверяющая, оказывается за дверью выхода на трап пряталась еще одна женщина. Командир безнадежно махнул рукой, только потребовал, чтобы она к кому -нибудь на кресло подсела в качестве третьего пассажира.

Мы летим в отпуск! Борисполь - один из двух аэропортов Киева, запах цивилизации, цветущие каштаны, асфальт… Мы попали в другой мир. Теперь надо переехать в аэропорт Жуляны и вылететь в Донецк. В ход пущены все уговоры, объяснения, ничего не помогает, из окошка кассира слышится одна и та же фраза — билетов нет.

Пока мы в печали размышляем о том, как добраться в Донецк, объявили по громкой связи, чтобы я подошел к кассе. Предложили один билет для Леры и Веточки, второго билета нет. Лера самоотверженно отказывается от билета, решаем добираться все вместе, сколько бы это времени ни заняло.

Судьба к нам все-таки оказалось благосклонной. Какой-то чартерный рейс из Прибалтики летит через Киев на Северодонецк, а это уже наш край, Донбасс. Занято в АН только 6 мест. Купили билеты и на восходе солнца взлетаем над жилыми кварталами Киева в сторону Северодонецка, теплые воздушные потоки подбрасывают наш самолет как телегу, но нас это не страшит — мы летим домой.

В Северодонецке нам предложили два варианта дороги в Донецк: Ветреная погода не способствует плавному взлету, нас подбрасывает как на лодке в шторм. Как прошел первый отпуск уже не помню, зато очень хорошо сохранились в душе те чувства, которые испытал при отъезде из отпуска.

В голове навязчивая мысль: Кстати, с каждым годом негативные ощущения становятся все менее яркими. Теперь с уверенностью могу сказать: О доме… Смотрите-ка, ведь неспроста так написал о Новом Уренгое. Ну вот, окончился наш первый совместный отпуск, и мы опять на Крайнем Севере. Первые месяцы после отпуска тянутся долго, кажется, уже прошло много времени, как вернулись, а оказывается, всего—то месяц. Каждое утро мы закутываем её в ватное одеяло и на саночках катим в садик, сами идем на работу.

Соскучилась по внучке, по нам. Мы ей подробно объяснили, как долететь к нашему поселку, затерянному в лесотундре. Не скажу, что мы как-то особо готовились к ее приезду, просто хотелось увидеться.

На служебной машине я поехал встречать тещу к рейсовому самолету. Надо сказать, что к тому времени в моем подчинении появился штат работников, выделены помещение под санэпидстанцию и служебный транспорт. Теща, по плану, должна была долететь до Надыма, а затем пересесть на другой самолет Салехард — Надым — Новый Уренгой.

В Москве, например, наш аэропорт значился одноименно с поселком — Новый Уренгой. Анна Илларионовна хорошо слышала, что приглашаются опаздывающие пассажиры до Ягельного, но не придала этому значения. А когда узнала, что Ягельное это и есть Новый Уренгой, было поздно, самолет уже улетел. Встречаю самолет, тещи нет, звоню в Надым другу Коле Суворикову. Тот выехал в аэропорт и, пользуясь связями, отправил Анну Илларионовну попутным вертолетом но я об этом узнал позже.

Тем временем я бегал по аэропорту в надежде встретить дорогую гостью, а она в вертолете приземлилась не в аэропорте, а на площадке дирекции ДОУГМ. Я в неведении и расстройстве поехал тоже домой. Приехал на обед занес все покупки в дом, а бутылку водки поставил на кухонный стол. На пороге с широко открытыми от волнения глазами стояла газовый инспектор Козочкина. В нашем доме через подъезд горела квартира. Вокруг дома суетились жильцы, спасая свое имущество. Где-то в подсознании мелькнула мысль, нужно проверить: Представьте себе, водки на месте уже не было.

Уверен, что в квартире кроме школьников не было никого. Но даже они не устояли перед водкой. Вот уже подъехали с грузовой машиной мои коллеги, помогли все домашние перевезти в помещение санэпидстанции. Ночевать пришлось в моем кабинете на полу. Дом на наше счастье остался почти целым и вскоре мы вернулись обратно. Стали припоминать, раскладывая вещи по местам, что пропало.

А всё началось просто и буднично. Оказывается, батареи центрального отопления были совершенно холодными. Накануне термометры показывали минус 4, а к вечеру столбик термометра опустился до минус Возвращаясь с работы, я уже видел, как над крышами домов виден легкий парок, что характерно для сильных морозов, это обычные незначительные потери тепла. Всегда в таких случаях на душе становится тревожно.