Мифы классической древности (комплект из 2 книг) Г. Штоль

У нас вы можете скачать книгу Мифы классической древности (комплект из 2 книг) Г. Штоль в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

С трепетом в сердце пробудилась Европа и быстро поднялась на своем мягком ложе; сон был так жив, что казался действительностью. Долго сидела она молча: Наконец, замирающим голосом проговорила она: Кто была чужестранка, виденная мною во сне? Как стремилось к ней мое сердце, как любовно сама она привлекала меня к себе и называла дочерью!

Да даруют блаженные боги благое исполнение моему сну! Тотчас собрались подруги и с корзинами в руках пошли вместе с царевной на цветущий берег моря, где собиралась обыкновенно их веселая толпа, где любовались они распускающимися розами и слушали шум морских волн.

Сама Европа несла в руках золотую корзину работы Гефеста, подарившего ее Ливии в то время, когда она вступала в брак с Посейдоном.

Корзинка эта — истинное сокровище — вся была покрыта хитрыми рисунками, изображавшими историю Зевсовой любимицы Ио. Придя на луг, стали они рвать цветы. Одни искали душистых нарциссов или гиацинтов; другие собирали фиалки и бальзамический шафран. Блистая красою, как Афродита среди харит, стояла царевна среди своих подруг и нежной рукой срывала пылающие розы. Но недолго суждено было ей любоваться прелестью цветов. Лишь только увидал ее Кронион Зевс, он воспылал к ней любовью — пронзила его стрела Киприды, имеющей власть и над Зевсом.

Но, дабы избежать гнева ревнивой Геры и не смутить отроковицы, Зевс совлек с себя божественный образ и принял вид быка — только не простого быка, не такого, какие кормятся у яслей, запрягаются в плуг и в телегу и пасутся на пастбищах: Таким явился он на лугу. Появление его не испугало отроковиц: Бык подошел к красавице Европе и стал ласкаться с ней; царевна гладила его, трепала и обтерла ему своей рукой белую пену у рта.

Лег бык к ногам царевны и, глядя ей в глаза, подставил свою широкую спину: И как кротко и дружелюбно смотрит он — совсем не так, как другие быки; так и кажется, что ум у него человеческий, и нет только человеческой речи".

Так сказала она и, смеясь, вспрыгнула быку на спину. То же сбирались сделать и подруги царевны, но бык мгновенно поднялся — он похитил ту, которую хотел похитить, и устремился со своей ношей прямо к морю. Простирая руки, отроковица обращается к подругам и зовет их на помощь, но подруги не могут подоспеть к ней. Подбежав к морю, бык бросился в волны и поплыл быстро, как дельфин. Толпами теснятся вокруг него нереиды, всплывая вверх из глуби на хребтах морских животных; владыка моря Посейдон сам правит брату своему путь по волнам и предводительствует шествием, окруженный обитателями темных соленоводных пучин, тритонами; трубят тритоны в раковины и играют на них брачные гимны.

Трепещущая отроковица одной рукой держится за рога быка, другой же бережно приподнимает полы одежды — дабы не коснулись их и не смочили морские волны. Когда Европа была уже далеко от родной земли и когда взорам ее не представлялось ничего, кроме неба вверху и безбрежного моря под ногами, полная тоски, оглянулась она кругом и сказала: Как можешь ты ходить бестренетно но волнам морским?

Море — путь кораблям; быки страшатся соленых вод морских. Если ты бог, то зачем же делаешь ты то, чего не надлежит делать богам?

Не было видано, чтоб дельфины бродили когда по суше, а быки плавали по морю; ты же, невредимый волнами, как веслом рассекаешь их своим копытом; скоро, кажется мне, подымешься ты, подобно быстрокрылой птице, и в синюю высь эфира. Горе мне, бедной, покинувшей отчий дом; горе мне, одинокой и беспомощной среди чуждых волн! Будь милостив ко мне, Посейдон, властитель темных пучин! Не без соизволения богов и не без твоего руководительства совершаю я этот путь по волнам водообильного моря".

Так говорила она, и рогатый бык отвечал ей: Я — Зевс и только принял на себя вид быка: Любовь к тебе побудила меня принять на себя этот вид и искать пути по водам морским. Тебя примет Крит, прелестный остров, бывший и моей колыбелью; там поставлен будет твой брачный чертог, и там родишь ты славных сынов — скипитроносных царей, которые будут владычествовать над народами".

Так говорил он, и сбылось то, что было им сказано. Вскоре показался из волн Крит и воспринял на себя невесту Зевса. Здесь стала она матерью великих царей: Миноса, Радаманта и Сарпедона. Когда Зевс похитил Европу, Агенор послал сыновей своих Феникса, Киликса и Кадма отыскивать ее и повелел им не возвращаться до тех пор, пока не найдут сестры. Похоронив здесь мать, он отправился в Дельфы спросить Аполлона, в какой земле ему поселиться: Феб Аполлон возвестил Кадму: Только что помянул Кадм дельфийское прорицание, как увидел корову.

Не было приметно на ней никаких следов ярма; никем не охраняемая, медленно расхаживала она по лугу. Кадм пошел по следам ее, а сам тихо молился Фебу Аполлону. Перешел уже Кадм брод реки Кефиса, миновал и Панопейские луга, как вдруг остановилась корова и, подняв к небу красивые рога свои, громко замычала.

Окинув взором следовавших за нею мужей, она легла на мягкую траву. Обрадовался Кадм, облобызал он чуждую ему землю и приветствовал неведомые луга и горы. Желая принести жертву Зевсу, Кадм послал спутников своих к бьющемуся из скалы ключу за водой для священных возлияний. Неподалеку возвышался дремучий, первобытный лес, которого не касалась еще рука человека.

Среди этого леса, под высокой скалой была пещера, густо обросшая травой и кустарником, — из нее-то и бил обильный водою ключ. Страшный Ареев дракон в пещере той жил, и стерег он источник. Огнем пылали глаза дракона, блистал как золото на голове его высокий гребень, все тело было пропитано ядом. Три страшных, шипящих языка, три ряда зубов выказывались из его огромной пасти. Когда финикийских мужей злой рок привел в эту рощу и когда погрузили уже они кружки свои в журчащие воды потока, злой дракон высунул из пещеры голову и страшно зашипел на них.

В ужасе роняют они кружки, бледный страх оковывает их члены. Быстро бросается на них дракон, одних кусает до смерти, других душит и своих объятиях, иных же убивает ядовитым своим дыханием. Дивился Агеноров сын, не знал, где замешкались его спутники, и собрался искать их.

Накинув на себя шкуру собственноручно убитого льва, вооружившись дротиком да железноострым, блестящим копьем, а главное мужеством — оно вернее всякого оружия, Кадм пошел к лесу. Только что вступил он в темный лес, как увидел безжизненные тела своих спутников, увидел, как страшный дракон лижет истерзанные члены несчастных. С этими словами схватил он огромный камень и бросил его в дракона.

Высокие стены с грозными башнями потряслись бы от удара, а дракон остался дел и невредим: Жало дротика, пройдя сквозь искривленный хребет, глубоко вонзилось во внутренности дракона. Яростный от боли, дракон поворачивает назад голову, глядит на рану и с силой вырывает из шеи дротик; острие осталось в хребте. Все больше и больше, вместе с болью, растет свирепость дракона, вздулась шея его, белой пеной наполнилась пасть; чешуйчатым хвостом бьет он о землю и заражает воздух черным ядовитым дыханием.

То свертывается дракон клубком, то вытягивается во всю длину. Вот яростно бросается он на Кадма и, как горный поток в половодье, грудью напирая на могучие деревья, повернет их на землю. Кадм уклоняется несколько в сторону, прикрывается львиною шкурой и встречает дракона копьем.

Яростно схватил дракон копье зубами, но не сломить ему крепкого копья — уже полилась кровь из опухшей шеи и обагрила мураву. По нот Кадм успел наконец вонзить и горло дракона свой меч и пронзил его насквозь. В то время как победитель смотрел на убитого дракона, неизвестно откуда, но очень ж но послышался ему голос: Долго стоял герой, недвижимый и бледный, объятый холодным ужасом.

Но вот предстала Кадму благосклонная к нему Афина Паллада и повелела посеять драконовы зубы во взборожденную землю. Кадм исполняет волю богини, проводит по земле длинную борозду и бросает и нее зубы дракона. И — трудно поверить! Так возникло из земли целое племя вооруженных витязей. Ужаснулся Кадм при виде новых врагов, уже взялся он за оружие, как один из порожденных землею витязей воскликнул: Не долго жил и тот, кто нанес этот последний удар. Так яростно истребляют братья друг друга, вот уже почти все они, истекая кровью, полегли на грудь земли-матери, только что их породившей.

Осталось всего пятеро витязей. Один из них — Эхион — по воле Афины Паллады бросил свой меч и предложил братьям покончить усобицу; предложение было принято. Эти, землей порожденные, меднодоспешные мужи помогли Кадму и спутникам его основать город Фивы с кремлем Кадмеей и были прародителями фивской знати.

Когда Кадм основал город и устроил новую общину, небожители дали ему божественную супругу Гармонию, дочь Арея и Афродиты. Все боги пришли в Кадмею на свадьбу своего любимца и принесли новобрачным дивные дары.

Между дарами были ожерелье и гиматий: Много счастливых дней боги послали сыну Агенора, но много и тяжких бед вытерпел Кадм и весь дом его. Автоною, Ино, Семелу и Агаву. Ино и Семела, испытав тяжкие несчастия, стали богинями, у Агавы же и Автонои сыновей постигла горькая участь.

Кадм предугадывал бедственную судьбу своих детей и внуков; в глубокой старости, согбенный под ударами судьбы, вместе с женою Гармонией оставил он фивскую землю и удалился в Иллирию. Там, как возвестил ему некогда оракул, Кадм, также как и Гармония, обращены были в драконов и в этом виде вошли в Элизий.

Актеон, внук Кадма, сын Автонои и бога Аристея, был мощным, мужественным юношей. Страстно любил он охотиться и странствовать по высоким горам.

Однажды с товарищами охотился он на Кифероне. С раннего утра до полудня загоняли они прытких зверей в растянутые сети, и лов был удачен. Томимый полуденным зноем, юноша оставил своих товарищей и один стал искать в обильных ущельями горах укромного места, где бы он мог освежиться, отдохнуть после продолжительной, трудной охоты.

В углублении долины был прохладный, очаровательный грот; так искусно создала его природа, так приладила камень к камню на своде его, что можно было счесть этот грот делом рук человека. Вправо от него в зеленеющей мураве берегов журчал чистейший источник. Часто бывала здесь богиня Артемида, часто, утомясь от охоты, водой этого источника освежала девственные члены свои. Раз вошла она в грот, одной из спутниц своих отдала свой дротик, колчан и ослабленный лук, другой — одежду, две нимфы сняли с ног ее сандалии, а Крокола заплела ее длинные, до плеч, кудри в одну косу.

Затем девы урнами стали черпать воду и обливать ею обнаженное тело богини. В это время злой рок привел внука Кадмова по незнакомой тропинке к гроту. Как только увидели юношу нимфы, все они с громкими криками, ударяя себя в грудь, стеснились около своей повелительницы и старались прикрыть ее собою; но богиня на целую голову была выше их всех.

Как румянит облака заходящее солнце, как пурпуром рдеет утренняя заря, так зарделось лицо богини, когда увидел ее наготу внук Кадма. Будь у нее стрелы, поразила бы она юношу. И вот, поспешно зачерпнула богиня горсть воды, брызнула ею в лицо юноши и воскликнула: И вот, на окропленной голове юноши вырастают рога оленя, шея его удлиняется, руки превращаются в ноги, на ногах вырастают копыта, все тело покрывается шерстью.

Пугливый как олень, бежит юноша и дивится сам быстроте своего бега. В воде увидал он наконец свой образ. Весь изменился он, лишь дух, лишь разум прежний остался. Воротиться домой, в царские чертоги, стыдно, а страшно и в лесу остаться. В раздумьи стоит превращенный Актеон, как вдруг его увидели его же собаки — пятьдесят собак брал он с собой на охоту.

Со страшным лаем бросаются они на оленя, гонят его по горам и долам, и по ущельям гор, наконец настигают; вонзают они в него острые зубы, кусают и рвут его члены. Стонет превращенный юноша, и стоны его наполняют воздух. В изнеможении падает он на колена, истерзанный, обращает он взоры то в ту, то в другую сторону, как будто моля о пощаде. На лай собак пришли спутники Актеона и стали еще более натравлять разъяренную стаю на неузнанного хозяина, жаль только им, что нет Актеона, не удалось ему порадоваться с ними удачной ловле.

Со всех сторон оцепили они оленя и охотничьими дротиками пронзили насквозь ему тело. Так, покрытый бесчисленными ранами, испустил дух бедный Актеон; так Артемида, в гневе своем, покарала его за то, что видел ее наготу. На пути из Мегары в Платею долго еще показывали роковой источник и скалу на которой сиживал Актеон, утомленный охотой. Чтобы успокоить блуждавший в этих местах дух Актеона, прикрыли землей уцелевшие куски его тела и поставили медную статую ему на скале.

Юный бог Дионис странствовал по земле, распространяя всюду дар свой, веселящий сердце, живительный плод винограда.

Благо было тем, кто признавал его богом, могучим сыном Зевса, но страшная кара ожидала того, кто не хотел признать Диониса и приносить ему жертв. Дионис странствует не один: Менады — его непобедимое войско. Вооруженные обвитыми плющом тирсами, восторженные, полные мужества, одаренные Вакхом неодолимою силою, прошли они с богом своим всю Азию и проникли даже до далекой Индии.

Всюду на пути своем Дионис распространил свой культ, и осчастливил людей своими благодатными дарами; всюду основывал города, устанавливал законы. Прибыл Вакх наконец и в Европу и прежде всего пожелал посетить родной город свой Фивы; но здесь-то и встретил больше всего противников, не желавших признать его богом. В Фивах царем был в ту пору сын Агавы и порожденного землей Эхиона Пентей, которому владычество над Фивами передал престарелый дед его Кадм.

Мать Пентея Агава, так же как и сестры ее, не раз обижала Дионисову мать Семелу; не раз утверждала она, что Диониса родила Семела не от Зевса, а от смертного, и что за неправду Громовержец попалил Семелу огнем, а горницу ее разгромил своими перунами.

Пентей поверил злым женским речам и, гордец, завидуя славе родственника, никак не хотел почтить его. Дионис пришел отомстить Пентею, доказать свою божественность. Мать Пентея, сестер его и всех жен и дев Кадмова города Дионис приводит в вакхическое исступление. Побросав веретена и ткацкие станки, спешат они в Киферонские леса и там, на скалистых горах, под сенью вечнозеленых елей совершают они служение Дионису. Даже Кадм и провидец Тиресий, маститые старцы, давно уже признавшие божественность Диониса, собрались идти в Киферонские горы, чтобы достойно почтить Диониса-бога.

Навстречу им попадается юный властитель фивский Пентей, возвращавшийся домой после недолгого отсутствия; он уже слышал, что фивянки ушли из города на праздник Лжедиониса, блуждают по лесистым горам, хороводы водят во славу обретенного бога. Разгневался Пентей, услыхав о служении новому богу, развращающему, как ему думалось, нравы. Он уже велел схватить и ввергнуть в темницу несколько вакханок, надеется он удержать и образумить мать Агаву и теток Ино и Автоною.

Всего же больше хотелось Пентею схватить предводителя иноземных вакханок — этого скомороха, этого волшебника, доведшего фиванок до такого исступления; а того не знал он, что этот волшебник — сам Вакх, да и никто не подозревал в нем бога. Дабы вернее отомстить Пентею, Дионис принимал вид служителя Вакхова, является цветущим, чернооким, длиннокудрым юношей с белым, нежным, почти женственным лицом.

Не диво, что фиванки без ума от очаровательного юноши; но что Тиресий и Кадм, маститые старцы увлеклись им, этого Пентей понять не может. В сильном гневе делает он им резкие упреки, не хочет слышать никаких поучений Тиресия о новой религии, никаких просьб Кадма, все более и более раздражается он и издает приказ отыскать обманщика-чужестранца, связать его и привести; и горем отпразднует он этот праздник в фивской земле: Вот приводят слуги скованного юношу, которого искали.

Они рассказывают, как нашли его на Киферонской горе, как сам он отдался им охотно, как, улыбаясь, велел им связать себя и вести к Пентею. Поведали они также, как вакханки, заключенные Пентеем в темницу, сами сбросили с себя оковы и как бродят теперь с подругами но горам и величают бога, подавшего им спасение.

Не образумило Пентея это чудное происшествие, с язвительной усмешкой подошел он к своему узнику, внушавшему даже грубым служителям благоговейный ужас.

Бесстрашие чужеземца, его спокойный, полный достоинства вид, уверенность, что могучий бог защитит его от насмешек и угроз юного властелина, также но образумили Пентея; он повелевает сковать юношу, привязать к яслям в темной конюшне, спутниц же его, менад, продать в рабство или засадить за ткацкий стан. Узника уводят, сам властитель идет за ним и сам хочет приковать его к яслям: Быка, находившегося у яслей, принял царь за волшебника-юношу и, в поте лица, задыхаясь от бешенства, принялся свивать его веревками по коленам и копытам.

А юноша сидит спокойно и глядит на него, как вдруг потряслись палаты Пентея, дрогнули мраморные колонны, движимые невидимой Вакховой силой; над могилой Семелы, там, где она, пораженная молнией, сгорела в огне Крониона Зевса, поднялся огненный столп. Увидев это, Пентей подумал, что весь дом объят пламенем; в ужасе мечется он то в ту, то в другую сторону, зовет слуг тушить огонь, но напрасны все старания слуг.

Думая, что узник освободился от оков, с обнаженным мечом бежит он во внутренние покои своего дома и в преддверии встречает призрак Диониса. Полный ярости, бросается он на этот призрак, ударяет его мечом и думает, что поразил его. Вдруг рухнуло вес здание, пораженный Пентей роняет меч из рук, падает, а узник между тем спокойно выходит из разрушающегося здания, спешит к вакханкам, в страхе глядевшим на разрушение дома: А вот и Пентей выходит из обрушившихся покоев; помутился ум его, все еще идет он чужестранца, ускользнувшего из его рук, а юноша — перед ним и без страха, спокойно выслушивает его угрозы.

В это время приходит пастух с Киферона, и вот что рассказал он о виденных им оргиях фиванок. Все эти жены и девы лежали, объятые дремотой: Малейшей нескромности я не заметил ни в лице их, ни в одежде; не были они отуманены, как говорил ты, ни вином, ни звуками флейт.

Вдруг послышался в горах рев быка: Одна взяла в руки посох, ударила им по скале, и из скалы звучно заструился источник чистейшей воды; другая посохом ударила о землю, и бог послал источник вина; из земли же текло молоко от малейшего прикосновения к ней; потоки меду лились из зеленых листьев тирса. Когда бы тебе пришлось все это видеть, молитвой почтил бы ты бога, над которым постоянно издеваешься. Увидав эти диковинки, все мы, пастыри овец и быков, сошлись потолковать.

Между нашими пастухами был один, часто бывавший в городе; великий мастер говорить, обратился он к нам с такою речью: Угодили б вы этим царю". Речь пришлась всем по нраву, мы скрылись в кустах и выжидали. В известный час торжественно замахали вакханки тирсами, призывая бурного Вакха, Зевсова сына, и вся гора, и все дикие звери и птицы откликнулись на этот радостный клик. Вдалеке пронеслась предо мною Агава.

Я выскочил из засады, схватил царицу, она же воскликнула: Вооружитесь тирсом, спешите на помощь ко мне". Тут пустились мы бежать, страшась, не растерзали б нас вакханки; но они бросились на стадо быков и проникли в него без железа и оружия. С силой схватила одна мычавшую корову, другие разрывали телят и окровавленные члены их разбрасывали по земле, развешивали по деревьям. Ярых, круторогих быков ниспровергали на землю тысячи девичьих рук, и в один миг срывались шкуры животных. Подобно птицам легкокрылым устремились вакханки на города Гизию и Эритру, что лежат у подножия Киферонских гор и, как войско вражее, не оставили в них камня на камне.

Из домов уносили они детей; на плечах, без всяких повязок несли они их, а не упал на землю ни один ребенок. Полные гнева, бросились на вакханок обитатели тех городов, но тут приключилось неслыханно-странное чудо: Затем воротились фиванки к источникам, что даровал им Дионис, и омыли кровь от рук. Властитель, прими ты в наш город мощного бога; кто бы он ни был — сила его необорима. Некогда же он — гласит так предание — нам, людям, принес виноградную лозу.

Не будь живительного плода винограда, не будь вина — не видать бы людям радости на земле". Хотя Дионис, по рассказу пастуха, и достаточно проявил свою мощь, но Пентей еще больше укрепился в своем намерении преследовать его и бороться с ним до конца.

Собирает он все свое войско, чтоб положить конец безумствам женщин. Дионис, правда, предостерегает его, уверяет, что безумно выходить против бога с оружием, что лучше будет принести богу жертву, чем возбуждать его гнев. С горечью отвергает Пентей его совет. Но близка уже кара Пентею от Диониса: В то время как шли они по улицам Фив, Пентею казалось, что его спутник превратился в круторогого быка; двоилось перед ним солнце, двоились семивратные Фивы.

Вот достигли они Киферона, незаметно подкрались к той замкнутой горами долине, в которой, под тенистыми соснами, уселись поклонницы Вакха; одни из них украшали свой тирс свежим плющом, другие пели веселые хороводные песни во славу чтимого ими бога. Не видя менад, Пентей сказал Дионису: Услышав это, Дионис ухватился за высокую сосну, пригнул ее дугой к земле, на высокий сук ее посадил Пентея. Дав сосне медленно распрямиться, Дионис исчез, оставив Пентея на дереве на виду у вакханок.

И с высот эфира послышался голос его: Я привел к нам того, кто издевался над вами, надо мной и моими оргиями: И с этими словами в воздухе заблистала молния Зевса. Смолк тогда вихрь, притихли листья на деревьях, притихли звери и птицы. Вакханки, не вслушивавшиеся в слова Диониса, осматриваются вокруг с напряженным вниманием: Воодушевленные пламенным Вакхом, устремились они через горы и скалы и, увидев царя на сосне, взошли на соседнюю скалу и оттуда стали бросать в Пентея камни и тирсы.

Но тщетны их усилия: Тогда дубовыми сучьями принялись они окапывать дерево, желая вырыть его с корнем, но не по силам был труд. Мать Пентея наконец воскликнула: Тысячи рук схватываются за дерево и вырывают его из земли.

Несчастный Пентей упал на землю, горько зарыдал и застонал он, видя беду неминучую. И вот мать его Агава, первая, налагает на него свои убийственные руки. Пентей снимает с головы повязку, чтобы мать признала его и не предавала смерти, и, прикасаясь к ее ланитам, так говорит: Сжалься ты надо мной, не убивай преступного сына".

Но мать, в исступлении, не слышит его; дико, как безумная, поводит она вокруг глазами: С тем же исступлением Автоноя и Ино бросаются на Пентея, и за ними целая толпа вакханок. Пока еще жив был злосчастный, громко стонал он: Но вот жизнь оставила Пентея, по скалам и по густому кустарнику разбросали вакханки его члены; мать Агава приняла голову его за голову львенка и, наткнув на тирс, ликуя, понесла она голову сына в высоковратные Фивы, величая победу дарователя Вакха, а в Фивах с торжеством показала славную добычу всему народу и отцу своему Кадму, только что вернувшемуся с Тиресием из Киферонских гор.

Силой слова избавил Кадм Агаву от помешательства, и осознала она свое ужасное дело, познала праведную кару Вакха, которому воспротивился собственный род его. Дионис, или Вакх, почитался богом вина, но первоначально имел он другое, более широкое значение. Дионис, по самому древнему эллинскому воззрению, есть та животворная сила, которая приводит в движение жизненные силы, заключающиеся в органических существах, пробуждает к жизни и выводит на свет все зародыши их.

Из темных недр земли поднимаются в область света жизненные силы, питают растение, одевают его листьями и цветами и, просветленные, чистые, наливают роскошный плод его, созревающий под жаркими лучами солнца. Некогда кормилица-мать Деметра даровала людям плод злаков; гораздо позже нее Дионис осчастливил людей, даровав им сладкий плод деревьев и роскошную лозу винограда.

Виноград со своим живительным, восторгающим сердце соком — прекраснейший и любимейший дар Диониса; и все те блага, которыми стали наслаждаться люди вместе с распространением виноделия, — дарованы им от Диониса: А потому, по представлению греков. Дионис — друг и брат Аполлона, бога света, искусства и знания. Дионис был сын Кадмовой дочери Семелы и Зевса. Предание говорит, что однажды Семела, по совету Геры, взяла с Зевса обещание исполнить всякую ее просьбу.

Обещание было дано, и Семела стала молить Зевса, чтобы явился он ей во всем своем небесном величии. Зевс — очень неохотно — сдержал слово и явился Семеле в громе и молнии.

Огонь охватывает дом, и объятая ужасом жена, умирая, родит преждевременно младенца — Диониса. Погибнуть бы и ребенку вместе с матерью, если б возникший из земли ослепительный плющ густолиственными ветвями своими не обвил его. Зевс вынул из пламени дитя Семелы и отдал его на воспитание нимфам низейской то есть влажной, роскошной долины.

У них в прохладной тени душистого грота ребенок рос не по дням, а по часам. Возмужав, Дионис отправился странствовать по Малой Азии. Сирии, Египту, Индии, всюду распространяя дары свои. Кто сопровождают нимфы, а по позднейшему представлению, — вакханки, или менады. Много встретил Дионис себе противников. Находились такие люди, которым не хотелось расстаться с грубостью и необщительностью; многие земледельцы в культе Диониса, в распространении плодов винограда и в устроении общежительного порядка видели великий вред и развращение нравов.

Первоначально культ Диониса не сопровождался теми оргиями, вакханалиями, которые впоследствии составляли одну из главных, отличительных его принадлежностей. Впоследствии из восторженного культ этот стал чувственным, что видно, например, из Еврипидовой трагедии "Вакханки". У Креузы, дочери знаменитого афинского царя Эрехтея, родился от Аполлона сын.

Страшась отчего гнева, скрыла она малютку. В непроглядную ночь положила она его в грот Пана, на склоне северной афинской скалы: Бережно завернув ребенка в свое покрывало, уложила она его в корзинку и с ним положила несколько драгоценных золотых вещей, по которым, думала она, со временем, может быть, ей удастся открыть сына.

Аполлон не забыл о своем детище и молвил брату своему Гермесу: О дальнейшем я сам позабочусь: Гермес в ту же ночь перенес малютку в Дельфы и там положил его на пороге Аполлонова храма, в который смертные приходили за предсказаниями, и, сняв с корзинки крышку, удалился. Рано утром, вступая в храм, провозвестница будущего Пифия увидела малютку и, подозревая, не лежит ли на нем какого-нибудь преступления, уже решилась отнести его подальше от священного порога, но вдруг Феб изменил ее помыслы: Играючи, вырос сын Аполлона у алтаря отца своего, и, когда достиг юношеских лет, дельфийцы вручили ему на хранение ключи от храма.

В храме с этих пор и поселился юноша. Креуза же, мать его, вышла за Эолова сына Ксута, который, переселившись из Фессалии в Аттику, поддерживал Эрехтея в упорной борьбе его с эвбейцами, за что царь отдал ему руку своей дочери. Долго не было у них детей, и вот вздумали супруги отправиться в Дельфы к Аполлонову оракулу: В тот день, когда Креуза появилась в Дельфах, рано утром вышел из дверей храма благочестивый юноша и приветствовал начинающийся день.

Необитаемые высоты Парнаса оснащаются светом пробуждающеюся дня, лучи восходящего солнца разливаются на племена людские. От согретой солнцем мирры благоухание восходит к горе Аполлона, где на священном престоле восседает дельфийская жрица и возвещает народу эллинов волю грозного Аполлона.

Дивное служение совершаю я тебе, о Аполлон, в священном храме! Никогда не отступлю я от своего достохвального дела. Величаю тебя, о Феб, величаю тебя, воспитатель мой, отец мой — Пеан!

Он увешивает колонны храма венками и ветвями лавра, окропляет храмовый пол водою, обметает его лавровыми ветвями и отгоняет от храма птиц, чтоб не садились они на блистающие золотом зубцы кровли, чтоб не портили священных предметов, принесенных в дар Аполлону-богу. Еще не окончил юноша своего дела, как видит он: Поражен был юноша величественной наружностью незнакомки и, видя, что не с радостью — как другие, — а со слезами подходит она к Аполлонову храму, вышел ей навстречу, спросил о причине печали, спросил, откуда она и как ее имя.

Креуза назвала себя, сказала, что она дочь славного Эрохтея и супруга Ксута, властвующего теперь над афинянами, что, бездетная, пришла она с мольбой к Фебу — разрешить ее неплодие. Утаила Креуза прямую причину слез своих при виде Аполлонова храма; не сказала, как припомнилась ей давнишняя любовь Аполлона, как вспомнила она про сына, может быть, погибшего, растерзанного дикими зверями; но про горе свое рассказала, скрыв себя под чужим именем.

Ребенок был оставлен матерью тотчас же по рождении, и с тех пор нет о нем никакой? Я хочу попросить оракула Аполлона об этой несчастной женщине. Теперь, о юноша, сын ее был бы уже в твоих летах: Какими судьбами я здесь, мне неизвестно. Жрица храма воспитала меня как служителя Аполлонова, как его достояние". Так говорила Креуза, но смолкла, увидев супруга своего. Бог Трофоний не хотел дать полного ответа прежде, чем даст его Аполлон: По наставлению юного Аполлонова служителя Ксут вошел во внутреннее святилище храма за ответом Пифии; Креуза же, увенчанная лавровым венком, идет к отдаленному алтарю Аполлона и молит его о благоприятном ответе.

В то же время юный служитель Аполлона продолжает свое дело в притворе храма. Но вот отворяется дверь святилища, и Ксут возвращается из него; радостно обнимает он приближающегося к нему юношу, называет его своим сыном. Юноша, сочтя Ксута за помешанного, отталкивает его от себя, но старик не отходит. А юноша в ответ: И радостно заключили они друг друга в объятия. Не понимают отец и сын, как могло все это случиться: Впоследствии же, в более благоприятное время, когда Креуза полюбит юношу, с ее согласия он хотел признать его сыном и наследником власти.

Ксут удалился с Ионом из храма, чтобы через глашатая призвать дельфийцев на великий пир, который хотел он устроить в честь своего сына, или, как он говорил, гостя.

А в это время Креуза вместе со старым слугой возвратилась от алтаря Аполлонова, ничего не зная о случившемся. Прислужницы Креузы, которые, ей на горе, слышали и видели, как Ксут усыновил Иона, открыли ей тайну, которую, до времени, не должна была знать Креуза и разглашать которую запретил им Ксут под страхом смерти.

Здесь, наверное, кроется какой-нибудь злой обман: И вот безродный чужеземец наследует со временем трон Эрехтеев, а дочь Эрехтея, возлюбленная властительница наша, бездетная, презираемая, будет влачить жизнь изгнанницы в своем собственном доме".

Невыносимой кажется такая будущность для прислужниц, еще невыносимее она для исполненной страха и гнева царицы. Под одной кровлей жить с этим пришельцем ей кажется невозможным. Оскорбленная, не помня себя от печали и гнева, Креуза одобряет даже план старого, преданного дому Эрехтея, служителя, который решается отравить юношу на пиру.

В это время Ксута не было уже в Дельфах. Он удалился на двойную вершину Парнаса, посвященную Аполлону и Дионису, чтобы там принести богам жертву в благодарность за дарование сына; Ион же в его отсутствие должен был устроить в Дельфах великий пир. На красивых колоннах раскинул он великолепную палатку и украсил ее коврами и прекрасными тканями.

Во множестве пришли дельфийские мужи на пир; длинной вереницей уселись они, увенчанные, за стол, уставленный богатыми золотыми и серебряными сосудами, и с наслаждением вкушали сладкие яства и пили приятные вина.

Когда, после еды, следовало совершить возлияние богам, вошел в палатку старый слуга и всех гостей развеселил своим усердием и суетней. Поспешно подавал он гостям воду для омовения рук, зажигал курения и разносил золотые кубки. Когда раздались потом звуки флейты и когда чаши были наполнены вином, смешанным с водою, старый слуга поставил перед гостями большие кубки, чтобы гости скорее предались веселью. Молодому же своему господину поднес он самый красивый кубок, наполненный до краев. Когда Ион приготовился вместе с другими совершить богам возлияние, у одного раба случайно вырвалось богохульное слово.

Ион, выросший в храме среди гадателей, увидел в этом недобрый знак, вылил вино на землю и предложил гостям последовать его примеру и наполнить кубки свежим вином. Гости в молчании последовали совету Иона. В это время прилетела целая стая священных голубей, которых держали неподалеку от Аполлонова храма. Голуби стали летать по обширной палатке. Томимые жаждой, слетелись они у пролитого вина и утолили жажду.

Все голуби оставались невредимы, лишь одна голубка, та, что ближе всех подлетела к Иону, задрожала, закружилась, стала издавать странные, пронзительные звуки, как только испила вина, пролитого из Ионова кубка.

Все изумились, видя мучения голубки. Недолго металась и дрожала бедняжка: Вскочил тогда Ион со своего места, разорвал на себе одежду и воскликнул: Из твоих рук принял я кубок".

Под пыткой сознался раб, что в вино примешал он яду и что Креуза знала об этом. Ион перед старейшинами дельфийскими обвинил Креузу в покушении на убийство. Судьи единогласно решили, что чужестранка, дочь Эрехтея, покушавшаяся на жизнь человека, посвященного богу, и осмелившаяся исполнить свое намерение близ святилища Аполлонова, должна быть побита каменьями.

Все дельфийцы принялись искать преступницу. Креуза скрылась у одного алтаря перед Аполлоновым святилищем, и там Ион нашел ее. Уже готов был юноша поразить Креузу, как из храма показалась воспитательница его, Пифия, которую чтил Ион как мать, и остановила его.

Жрице нужно было видеть Иона, чтобы вручить ему ту корзину, в которой найден он был когда-то у порога Дельфийского храма; эту мысль внушил ей бог Аполлон.

Теперь, когда Аполлон указал, кто твой отец, когда настало для тебя время покинуть храм и отправиться вместе с отцом в Афины, я должна возвратить тебе ее как средство найти мать". Полный светлых надежд, Ион взял убранную венками и лентами корзину из рук своей воспитательницы, но скоро овладели им грустные мысли; Пифия напомнила ему о матери, которая безжалостно покинула, не вскормила своей грудью; припомнил Ион и то, как рос он, безыменный ребенок, не видя материнских ласк. Но нет; ни одному смертному не избегнуть своей участи: Возьму же я лучше корзину и открою ее".

Креуза, все это время не отходившая от алтаря, видела все, расслышала разговор и узнала корзину, в которую когда-то положила она своего милого ребенка. Быстро сходит Креуза со ступеней алтаря и бежит к своему сыну. Ты — сын мой, сокровище мое!

Разверни ткань; я сама ее вышивала: Вокруг горгоны вышиты змеи". Юноша нашел все это. Здесь же найдешь ты венок из ветвей оливы, растущей на скалистых высотах Паллады, на Афинском акрополе — им я увенчала тебя. Если ветви еще целы, то зелень их свежа: И в самом деле, непоблекший венок лежал на дне корзинки.

По истечении указанного срока узнать о судьбе заказа Вы можете у Марины marina studentochka. Объем работы Не важно менее 5 10 12 15 18 20 более На ваш выбор. Добавить файл к заказу. Посмотреть другие готовые работы. Посмотреть другие результаты поиска. Спасибо, ваше сообщение отправлено В ближайшее время мы пришлем сообщение с ценой и возможными сроками выполнения заказа.

Заказать работу Обсудить цену и условия. Отзывы , авторы , цены и гарантии. Штоля содержит изложение мифов о богах-олимпийцах и Прометее, преданий о полубогах и героях, легенд о Фаэтоне, Дедале и Икаре, сказаний о подвигах Геракла и Тезея, о путешествии аргонавтов и др.

Раскрыты научные представления о мифе, дан анализ их природы, истоков и ключевых категорий.. Мифы классической древности комплект из 2 книг. Узнать цену и наличие. Вы всегда можете уточнить на сайте продавца актуальную цену и наличие на товар "Мифы классической древности комплект из 2 книг ".

Описание товара Первый том широко известного двухтомника Г. Характеристики Мифы классической древности комплект из 2 книг Издатель publisher:. Рекомендуем также следующие похожие товары на Мифы классической древности комплект из 2 книг Мифы в искусстве старом и новом На протяжении нескольких десятилетий эту книгу по праву называют лучшей работой по мифологии и искусству.