Литература русской библиографии Г.Н. Геннади

У нас вы можете скачать книгу Литература русской библиографии Г.Н. Геннади в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Геннади увлекся еще в студенческие годы. Впервые выступил в печати в году в "Санкт-Петербургских Ведомостях". Всего опубликовал около библиографических работ. Занимался краеведческой библиографией, библиографированием археологической и мемуарной литературы, составлением рекомендательной библиографии для народного чтения.

Занимался также персональной библиографией Гоголь, Пушкин, правда пропустил "Мертвые души" в списке Гоголя, за что вызвал град насмешек в прессе. Геннади занимался библиографией А. Пушкина, где особенно выделяются работы: Несмотря на недочеты, это собрание сочинений сыграло важную роль в развитии пушкинской текстологии.

Что касается библиографической книги Г. Геннади, то она заложила основу "Пушкинианы". Основываясь на своем библиографическом опыте, Г. Геннади пытался организовать коллективную работу над репертуаром русской книги.

Задача заключалась в том, чтобы библиография не ограничивалась только учетом библиографической литературы, а отражала бы все многообразие видов библиографии, в широком понимании библиографической продукции. Здобнов, в г. Лонгинову "совместно организовать большой коллектив для составления названного свода. И сообщил, что уже разрезал и наклеил на "листочки" почти все важнейшие библиографические указатели книг XIX в. Лонгинов, ни другие не поддержали его, и он сам приступил к собиранию биобиблиографических материалов.

В итоге через два года был опубликован выдающийся труд Г. Геннади "Литература русской библиографии". Опись библиографических книг и статей, изданных в России", который охватывал период гг. Эта работа, как бы подводит итоги развития отечественной библиографии с начала XVIII века до х гг. XIX века [6, с. Задача его словаря заключалась в том, чтобы библиография не ограничивалась только учетом библиографической литературы, а отражала бы все многообразие видов библиографии, в широком понимании библиографической продукции, как это сделал Г.

Геннади, в хронологической систематизации погодно и по тематическим отделам были помещены аннотации библиографических книг и статей к более чем названиям около авторов. Всего насчитывалось записей. Такое большое число библиографических пособий объясняется тем, что Г. Геннади широко понимал термин "библиография". К библиографии он относил: Содержание труда обусловлено пониманием Геннади библиографии в широком смысле как "книговедения или книгознания и по смыслу ее названия как книгоописания".

Поэтому указаны как статьи об этом предмете, так и все собственно библиографические работы, то есть всякого рода каталоги или списки книг и статей и словари писателей, в каком бы объеме и виде они ни явились.

В нем, кроме произведений по преимуществу и существенно библиографических, учтены все труды русских библиографов, содержанием своим подходящие под ведение библиографии, понимаемой в широком смысле. Геннади состояла в том, что он систематизировал материал по содержанию библиографических пособий.

Так, у него выделены разделы, куда вошли работы по теории библиографии "Общие сведения и библиографии" , по общей русской библиографии "Библиографическая летопись России" , по специальной библиографии "Частные библиографии по разным отраслям знаний" , по истории отдельных книг "Описания редких старинных книг" , а также по журналистике, словарям писателей, истории и описаниям библиотек, книготорговле, книгопечатание, книжное дело в древности, библиофилия и библиомания, сведения о русских библиографах, типографах и книгопродавцах, собрания библиографических статей и др.

Широта тематики "Литературы русской библиографии" вполне отвечала требованиям времени. Геннади не просто "привел в известность" эти материалы, но и раскрыл их содержание. Он снабдил, включенные в свой труд издания, подробными аннотациями.

Каждый раздел предваряют обзорные статьи. Большой интерес представляло послесловие, где Г. Геннади впервые поставил вопрос о создании репертуара книг силами научного общества, причем не по старым каталогам, а de visu. В предисловии составитель так излагает суть своего понимания библиографии - как "книгоописание", то есть учет и исчисление статистика книг и рукописей.

И цель его труда - создание "полной русской библиографии", "приведение в известность и указание в систематическом списке по возможности "всего, что напечатано в России по предмету библиографии, в книгах, брошюрах и статьях в журналах и газетах". Геннади еще раз излагает суть своего понимания библиографии в "собственном и тесном смысле" как "книгоописание", то есть учет и исчисление статистика книг и рукописей. И его труд, и возможное его продолжение должны служить главной цели - созданию "полной русской библиографии" [3, с.

Указатель "Литература русской библиографии" был встречен единодушным одобрением современников, что было редким случаем в творческой жизни Г. Так, русский библиофил С. Полторацкий назвал указатель "Подарком библиографическому миру". Петцхольд назвал указатель "ценной во всех отношениях работой" и считал, что ее необходимо перевести на немецкий и французский языки. В году, то есть спустя 55 лет, российский библиограф У.

Таким образом, на примере "Литературы русской библиографии" Г. Геннади российская общественность осознала роль библиографии. Это был не только первый в России крупный указатель библиографических пособий, но и первый в мире национальный указатель такого рода.

Геннади не теряет своей значимости и в наши дни, так как отражает достижения русского книговедения за целую эпоху в лет [9, с.

Другой, значительный труд Г. Труд этот был задуман им еще в конце х годов и осуществлялся постепенно, главным образом путем собирания био- и библиографических сведений об умерших писателях и ученых и вообще лицах, так или иначе причастных к литературному и издательскому делу. Геннади предполагал дать в своем словаре, судя по предисловию, "возможно полные сведения" о жизни и произведениях русских писателей, но затем ограничил библиографические сведения "самонужнейшими краткими указаниями" и тем самым сократил размеры труда "до возможной сжатости, чтобы скорее его окончить и издать", а в библиографической части ограничился, за небольшими исключениями, указанием только тех произведений писателей и ученых, которые вышли отдельными изданиями как на русском, так и на других языках , оставляя в стороне произведения, напечатанные в журналах и газетах.

В словарь были включены, в первую очередь, авторы, умершие в течение гг. Геннади подготовил 4 тома "Справочного словаря".

В годы выходят первые два тома, которые получают широкую известность. Преждевременная смерть оборвала эту работу. Через 25 лет его родственники опубликовали третий том до буквы "С". Четвертый том так и остался в рукописи. Особой ценностью словаря является то, что помимо обширного круга биографических сведений, были раскрыты псевдонимы многих авторов, установлено авторство многих анонимных произведений, изданных с по г.

Большую ценность "Справочному словарю" придавал и "Список русских книг - ", который давал достаточно полное представление о русских книгах, публиковавшихся в учетный период. Отличительными чертами "Справочного словаря" являлось то, что содержит библиографию, запрещенных в России трудов, в их числе: Пущина, "потаенного" Пушкина и др. Это стало возможным благодаря тому, что свою работу Г.

Геннади издавал за границей. При всех своих недочетах и неточностях "Словаря", он тем не менее является ценным приобретением для русской библиографии дореволюционного времени. Наряду со словарем Геннади, как наиболее известные, следует назвать и его "Русские книжные редкости" Данный труд был предпринят Григорием Николаевичем "в надежде угодить русским библиофилам и библиотекарям" при справках о редко встречающихся книгах.

Этот список, в который вошло названий большей частью случайных, иногда вовсе не редких книг, поныне в большом почете у букинистов и антиквариев, каталоги которых так и пестрят ссылками на этот указатель. Он же вызвал массу собирателей исключительно "редких" книг, независимо от содержания последних. Среди библиофилов такие собиратели известны под названием "библиофилов геннадиевского толка" [4].

Венгерова прошли в Минске. Первоначальное образование - домашнее, с учился в 5-й петербургской гимназии, в гг. В году окончил юридический факультет Петербургского университета. В году в Юрьевском университете ныне - Тартуский университет экстерном сдал экзамены по историко-филологическому факультету. В публиковал статьи о современной русской литературе и рецензии в газетах. С редактировал народнический журнал "Устои". В была написана книга "История новейшей русской литературы.

От смерти Белинского до наших дней ". Книга вскоре была запрещена, а тираж уничтожен. В году начал читать лекции по русской литературе в Петербургском университете, в , как "политически неблагонадежный", был отстранен от преподавательской работы. С года Венгеров утвержден в звании доктора русского языка и словесности Харьковского университета.

В - избран профессором истории русской литературы Высших женских Бестужевских курсов и Психоневрологического института. Действительный член Общества любителей российской словесности при Московском университете с В Венгеров выступает как редактор отдела литературы "Энциклопедического словаря" Ф.

Ефрона, в котором помещает более собственных статей. Литературную и научную деятельность Венгеров начал еще в студенческие годы взгляды которого складываются под влиянием народничества, особенно сочинений П.

Как литературовед Венгеров был представителем культурно-исторической школы. Свои основные работы посвятил истории русской литературы. Из-под пера Венгерова вышли многочисленные монографии по истории русской литературы, о творчестве писателей-классиков. Он выпускает сборники "Русская поэзия" , в которых представлены стихотворные тексты с биографическими статьями, комментариями и отрывками из критических и научных статей об авторах.

Под его редакцией изданы комментированные собрания сочинений У. Именно Венгеров подготовил первое полное собрание сочинений великого русского критика В. Белинского, а в году организовал Пушкинский семинарий при Петербургском университете, в котором началось систематическое изучение творчества Пушкина. Семинарий давал серьезную библиографическую подготовку, руководитель семинария привлекал учеников к своим масштабным библиографическим работам. Трудолюбие Венгерова поистине было безгранично.

Именно занятия историей русской литературы привели его к необходимости расширить круг обозрения и связать литературу с историей русской культуры, а все вместе - с библиографией. Венгеров, может быть, первый после Н. Добролюбова заметил здесь обилие сырых фактических материалов и почти полное отсутствие обобщающих работ. По его собственному признанию, "в современной русской историографии нет такого свода фактов истории русской литературы, нет такой книги, "запасшись" которою исследователь или обыкновенный читатель был бы уверен, что найдет в ней сведения о писателях всех периодов русской образованности, наших дней не исключая" [6, с.

В году С. Венгеров создает Российскую книжную палату, задача которой: В это же время он составил картотеку, в которой нашли отражения отечественные книги с по гг. На основе этой картотеки был подготовлен к печати указатель "Русские книги", в котором, помимо библиографического описания книг, давались биографические сведения об авторах и переводчиках, раскрывалось содержание сборников, серий и собраний сочинений.

Венгерова Среди ценных библиографических трудов Венгерова С. Венгеров подробно осветил деятельность писателей и ученых, дал списки произведений, а также литературы о них. Словарь содержит критические статьи, биографии, биографические заметки, документальные справки, списки трудов, списки псевдонимов и др. Каждая статья содержит библиографию, включающую списки произведений писателя и литературы о нем.

Сначала словарь выходил отдельными выпусками. До 8 выпуска всю работу осуществлял сам С. Венгеров, но в процессе создания он приходит к пониманию необходимости организации коллективной работы на основе фундаментальной библиографической базы.

Поэтому к работе в гг. В работе над словарем прияли участие выдающиеся ученые и писатели А. Венгеров смотрел на словарь как на отражение культурных сил страны, считая необходимым включение в него не только выдающихся писателей, но с возможной полнотой и малых представителей русской литературы и науки; авторов, сколь-нибудь проявивших себя в качестве таковых.

Он был глубоко убежден в том, что только полный свод фактов может дать правильную картину литературы. Однако и в этом отношении он подходил не ко всем периодам русской образованности, культуры одинаково. Другое дело - "последнее полустолетие" то есть с х годов XIX в. Именно "относительно этого последнего фазиса нашей письменности, конечно, приходится быть разборчивым, потому что иначе желание отмечать всякого, предавшего что-нибудь тиснению, превратит свод литературы в свод макулатуры" [6, с.

Вместе с тем, он хорошо осознавал историческую неравнозначность лиц и фактов, и включая их в словарь руководствовался принципом отбора, учитывая степень ценности материала, степень его актуальности. Этот принцип самым существенным образом отличает его словарь от словаря Геннади [10, с.

Кроме того, расширительное толкование понятия "писатель" - традиционное для русской библиографии, включение биографий ученых различных областей поставило Венгерова перед сложной задачей, близкой по масштабам с составлением национального репертуара [14, с. После выхода 3 тома для Венгерова становится очевидно, что ему не осуществить своего намерения, и начиная с 4 тома тип издания меняется.

Том был разделен на два отдела: В томе 5 нарушен алфавитный порядок расположения статей, материал включался по мере подготовки. Том содержит вспомогательный указатель имен ко всем пяти томам.

В 6 томе был выделен особый отдел "Автобиографический архив Критико-биографического словаря", в который вошли целиком или в извлечениях около автобиографий деятелей русской литературы и науки. Здесь же опубликованы всякого рода дополнения и поправки, присланные более чем от 40 любителей литературы и специалистов. Такое разнообразие публикуемых материалов позволило С.

Венгерову заявить в предисловии к 6 тому, что с выходом последнего "Критико-биографический словарь" превращается в историко-литературный сборник, что и было зафиксировано в подзаголовке. В конце дан вспомогательный указатель имен ко всем шести томам. Но здание не было закончено. За несколько лет до прекращения издания словаря, как бы предвосхищая невозможность довести его до конца, С. Венгеров предпринимает последовательно два издания по сокращенной программе, которые он считал подготовительными работами.

Первым из них были "Русские книги", другая - "Источники словаря русских писателей". Но и этот вариант словаря остался незаконченным. Наконец, Венгеров получил возможность снова обратиться к своему первоначально задуманному детищу, но продолжить издание в тех же масштабах и в том же объеме он не смог. Вместо этого он приступил ко второму изданию "Критико-биографического словаря" в виде "предварительного списка русских писателей и ученых, и первых о них справок".

В году Александр Геннади получил диплом на дворянское Российской Империи достоинство и герб. Отец, Николай Александрович, служил переводчиком в канцелярии Министерства иностранных дел. В х годах он вышел в отставку, в чине коллежского советника , после чего жил преимущественно в Москве, где владел домом в Колпачном переулке.

Женат он был на урожденной Плеске. Последняя жила, отдельно от мужа, в Лебяжьем переулке [2]. Детство своё Григорий Геннади провел в отцовском имении, селе Юшине Смоленской губернии, Сычевского уезда. Окончил юридический факультет Санкт-Петербургского университета [3]. Имел обширные знакомства в литературной среде. Был женат на дочери генерал-майора князя А. Похоронен на Новодевичьем кладбище Санкт-Петербурга. До конца х гг. Явился автором более библиографических трудов по географии, этнографии, статистике, истории, археологии, краеведению, истории русской литературы.

Кроме того, Геннади занимался редактированием и переизданием книг. Репутацию Геннади в некоторой мере испортило занятие редактированием сочинений Пушкина. Стараясь сохранить каждое написанное поэтом слово, он вставлял прямо в текст варианты и зачеркнутые самим Пушкиным строки.

Получилось столь неудачное и неудобное для чтения издание хотя методика создания академических изданий тогда ещё не была до конца разработана , что друг Пушкина С. К тому же издание было весьма неполным однако это, как выяснилось впоследствии, произошло из-за особого предписания Санкт-Петербургского Цензурного Комитета.

В целом библиографические работы Геннади, хотя и не лишены характера случайности, до сих пор сохраняют своё справочное значение.