Историко-философские воззрения П.Л. Лаврова Б. Камков

У нас вы можете скачать книгу Историко-философские воззрения П.Л. Лаврова Б. Камков в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Мнение об этой работе высказал и Лавров [15]. Мокиевский очень высоко ценили Михайловского как социолога [См: Мокиевского, многие социологические идеи Михайловского значительно позже были сформулированы в западноевропейской социологии Лестером, Уордом, Фуллье, Джемсом, Тардом. В начале века, после смерти Михайловского, развернулась полемика по выяснению общественно-политических взглядов мыслителя.

На наш взгляд, в этом высказывании верно подчеркнуто качественное своеобразие мировоззрения мыслителя, сделал акцент на правах и свободах личности, идущий от А. Следует обратить внимание на исследование Е. Колосова, который по сути являлся собирателем и пропагандистом идей Михайловского. Монография Колосова по сути первое систематическое, достаточно полное изложение идей мыслителя. В этом ее несомненное достоинство, хотя она носит несколько апологетический характер. Следует также подчеркнуть значение работ известного русского историка и социолога Н.

Кареева, посвященных творчеству Лаврова и Михайловского [См: Работы Кареева отличаются объективностью, обстоятельностью, глубиной и ясностью изложения.

Своеобразная интерпретация творчества Лаврова произошла в начале XX века [См: В сборнике, посвященном Лаврову [См: Радлова и других авторов. Мировоззрение Лаврова противоречиво, в нем явственно присутствует тенденция к идеализму. В данном сборнике очевиден акцент именно на абсолютизации этой черты мировоззрения мыслителя.

В то же время обращается внимание на высокие научные достижения мыслителя, его академизм и энциклопедизм, который противопоставляется его общественной деятельности, его политическим идеям.

Так, по мнению Э. Положительной чертой сборника является стремление авторов рассмотреть философские и социологические идеи Лаврова в контексте мировой философской и социологической мысли. С такой же методологической позиции дана оценка творчества Лаврова и Михайловского в работах известных русских историков: Овсянико-Куликовского и Иванова-Разумника [См: Давая в целом объективную оценку творчества мыслителей и подчеркивая общественно-политическую значимость их идей в истории России, они, тем не менее, полагали, что позитивизм и материализм мешали стройности и непротиворечивости их философско-социологических систем.

Подобный подход мы находим в работах Н. Позитивизм Михайловского, по их мнению, мешал непротиворечивому обоснованию этических идей. На наш взгляд, этот подход в оценке творчества мыслителей страдает односторонностью. Позитивизм в системе идей мыслителей был необходимым и закономерным компонентом. Эсеры, как известно, в начале нашего века провозгласили Лаврова одних из своих духовных отцов. Поэтому мировоззрение Лаврова они восприняли как подлинно научное и противопоставили его марксизму.

В предисловии к хрестоматии, изданной в эсеровском издательстве, утверждается, что Октябрьская революция года прошла под знаком народнического социализма. Подробно эта проблема проанализирована в статьях А. Марксистская критика народничества впервые в истории русской общественной мысли была дана Г. Плеханов видел в народничестве своего теоретического и политического противника.

Народническая идеология была для него неверной, ложной теорией, которую необходимо преодолеть, отсюда столь пристальное отношение к ней, отсюда такой полемический задор. Ленина этот акцент на противостоянии народничества и марксизма еще более усилился.

Ленин дал оценку народнической идеологии, прежде всего, с социально-классовой точки зрения. Непосредственно полемике с Михайловским были посвящены работы Ленина х годов. Это оказало самое прямое влияние на отношение к ним в советской философской литературе. Долгие годы наследие Михайловского рассматривалось сквозь призму ленинской критики, а его социологические и общественно-политические работы в советское время не издавались, не издаются они и сейчас.

Однако, резко критикуя идеи Лаврова и Михайловского, Ленин отдавал им должное как историческим личностям, внесшим огромный вклад в освободительное движение России.

Не случайно имена Лаврова и Михайловского высечены на обелиске, стоящем в Александровском саду у Кремля. Необходимо обратить внимание на отношение к Михайловскому со стороны легальных марксистов. Одна из первых работ Н. Бердяева с предисловием П. Струве, была посвящена критическому анализу субъективной социологии мыслителя [38].

Работа, в отличие от ленинской критики, выдержана в академическом духе. Основной акцент сделан на критике несостоятельности методологии субъективной социологии с позиций даже не марксизма, поскольку там отсутствовал социально-классовый подход, а скорее научного объективизма. В е годы XX века широкое распространение имела точка зрения М. Покровского, который утверждал, что социализм народников есть мировоззрение мелкобуржуазной интеллигенции [39].

Позже эта точка зрения была подвергнута острой критике [40]. В целом для х годов характерно противоречивое отношение к народничеству. Быстрянский несколько преувеличивал близость Лаврова к марксизму [См: Ладоха писал о реакционности взглядов Лаврова [См: Объективной была позиция Б. Горева, писавшего о Михайловском [См: Последняя работа -первое в советской литературе монографическое исследование о Михайловском. В е годы господствовала точка зрения, рассматривавшая народников как злейших врагов марксизма.

Характерная черта работ этих лет - резкое противопоставление революционных демократов революционным народникам, при этом делался сильный акцент на реакционности идей народников. Эта методологическая позиция сохранялась, к сожалению, и в некоторых работах х годов [44].

Суть дискуссии заключалась в выявлении места и значения революционного народничества в истории русской общественной мысли. Цель дискуссии заключалась в преодолении резкого разграничения революционных демократов и революционных народников. Подводя итоги дискуссии Э. С одной стороны новый подход дал положительный импульс в исследовании революционного народничества, но как часто бывает произошел переход от одной крайности к другой: Кроме того, либеральное народничество, к которому принадлежал Михайловский, так и не было реабилитировано и трактовалось в качестве буржуазной идеологии.

В е, е, е годы вышел ряд монографий и учебных пособий, рассматривающих философско-социологические идеи Лаврова и Михайловского в контексте историко-философского процесса, наряду с другими персоналиями [См: В этих работах проанализирован ряд новых разделов философско-социологического наследия Лаврова и Михайловского. В частности большое внимание уделялось теории прогресса, теории личности, теории социализма.

Характерная черта работ этих лет - анализ идей Лаврова и Михайловского в контексте марксистско-ленинского понимания истории русской социально-философской мысли, в рамках которой революционное народничество являлось историческим предшественником марксизма в России.

В силу этого в философско-социологическом наследии Лаврова несколько абсолютизировались идеи, приближающие его к марксизму. Первым и до сегодняшнего дня последним систематическим исследованием идей Лаврова является монография В.

Несомненным качественным отличием этой работы является стремление проанализировать идеи Лаврова как целостную систему взглядов, достаточно вспомнить плехановские упреки в эклектичности идей мыслителя.

Эта идея сохранила свою актуальность и даже приобрела новое значение в настоящее время. Михайловскому, кроме указанных работ, был посвящен ряд исторических исследований [См: Исследовались социально-психологические идея мыслителя [См: Следует обратить внимание на единственное в советской литературе систематическое исследование идей Михайловского [См: Виленской отличается опорой на широкую источниковедческую базу.

Необходимо отметить, что несмотря на идеологические ограничения, в рамках которых автор вынуждена была работать, очевидно стремление выявить в идеях Михайловского гуманистическое, общечеловеческое содержание. В западной исследовательской литературе интерес к русскому народничеству, пробудившийся в е, е годы нашего века, был обусловлен идеологическими причинами [См: Народничество как и другие явления русской духовной культуры стало полем противостояния двух идеологических систем.

Все это накладывало определенный отпечаток как на работы советских, так и западных исследователей. Методологической основой подхода западных исследователей к русскому народничеству, как правило, являются идеи русских мыслителей начала века: Таким образом, Ноетцель пытался представить Лаврова выступающим за прогресс России с позиций, близких официальному патриотизму.

Андерсон по сути повторял известные высказывания Э. Позитивизм оказал значительное влияние на Лаврова, который в системе его взглядов вступал в противоречие с его этицизмом. Вызывала интерес работа Д. Биллингтона о Михайловском [См: Биллингтон верно отмечал, что народничество как феномен русской культуры отличалось мощным альтруизмом.

Биллингтон верно подчеркивал, что идеал личности Михайловского по сути антиавторитарен, находится в оппозиции к авторитарному социализму. Артур Мендель также акцентировал внимание на персонализме Михайловского, тем самым, что по сути справедливо, противопоставлял это марксизму [См: Валицкий, работающий в США, в своих исследованиях выходит за рамки идеологического противостояния, его работы отличаются научной добросовестностью и объективизмом [См: Западные исследователи акцентировали внимание на тех сторонах мировоззрения Лаврова и Михайловского, которые противостояли марксизму: Все это было присуще Лаврову и Михайловскому, но присуще было не только это.

В настоящее время назрела потребность беспристрастного, свободного от потребностей идеологии, объективного исследования народничества. В последние годы в нашей стране были изданы многие, не издававшиеся ранее по идеологическим причинам, работы русских мыслителей конца XIX - начала XX века.

Отказ от марксистско-ленинской философии как официальной идеологии привел к обостренному интересу к религиозной философии. Это обусловлено конкретно-историческими особенностями развития нашей страны, долгие годы существовавшим запретом на издание трудов религиозных мыслителей. Возникла интересная духовная ситуация: Но, на наш взгляд, необходимо избегать крайностей. Русекая философия не тождественна существовавшей в ней религиозной традиции. Поэтому вполне справедливы вопросы известного исследователя русской философии по поводу Международной конференции по русской философии Москва, март г.

Эти вопросы должны ориентировать нас на новое осмысление истории русской философии, в котором будет дана объективная оценка как религиозному, так и светскому направлениям русской философии. Рационалистическая, светская традиция истории русской философии рассматривалась сквозь призму ленинских оценок, которые имели в большей степени политический и идеологический характер, но не философский.

Назрела потребность разработки концепции истории русской философии, в которой критерии направлений и школ должны быть обусловлены сущностью и спецификой самого философского знания. Кроме того, русская философия рассматривалась в рамках марксистской концепции истории философии, в которой марксизм воспринимался как конечный пункт, а другие направления есть его исторические или логические обоснования.

Отсюда упрощенчество и схематизм, русская философия не укладывалась в это ложе, отсюда крайности оценок: Русская философия как форма духовной культуры развития русского общества имеет свою, присущую только ей, логику развития, которую необходимо раскрыть и объективно исследовать. В русской рационалистической философии проблемы онтологии и гносеологии не занимали того места как в западной. На первый план в русской философии второй половины XIX века выходили проблемы общественного развития.

Поэтому, на наш взгляд, эта проблематика может стать той основой, в рамках которой можно выявить тенденции и направлении истории философии.

В последние годы теоретическое наследие Лаврова и Михайловского остается практически невостребованным. В году, продолжая советскую традицию издания только литературно-критических работ Михайловского, вышел сборник литературно-критических статей мыслителя [61]. В предисловии к сборнику А. Теоретической и методологической базой исследования является совокупность принципов, выработанных в сфере историко-философской науки: В исследовании мы стремились взглянуть на историко-философский процесс как развитие целостной системы, имеющей свою логику развития, свои специфические особенности.

Социальную философию Лаврова и Михайловского мы стремились реконструировать и анализировать в контексте развития русской философской мысли второй половины XIX века, при этом сознавая, что в полном объеме эта задача практически нереализуемая. Однако сравнительно-исторический анализ исследуемых персоналий, а также их ближайшего окружения позволит выяснить общее и особенное в развитии народнической традиции, позволит раскрыть историческую направленность ее развития, ее влияние на последующее развитие социально-философской мысли.

Характерной чертой подхода к исследованию русской философии XIX века является объективизм, понимание ее как целостного и в то же время внутренне противоречивого образования.

Это предполагает не акцентировать внимание на противоположности материалистического и идеалистического направлений, хотя эта противоположность объективно существует, а выявить то общее, существенное, что их объединяет в рамках единой целостности - русской философии. Всякая духовная культура как некая целостность путем собственного саморазвития постигает действительность.

В этом смысле русская философия как самодостаточная целостная система, несмотря на идеологические и мировоззренческие разногласия внутри ее, есть результат отражения целостной и в то же время противоречивой действительности исторического развития русского общества. В конкретном историко-философском исследовании такой подход ориентирует на выявление существенных проблем, которые решались как в материалистической, так и в идеалистической традиции. На, наш взгляд, центральная проблема русской философии - это проблема свободы, проблема общественного идеала, синтеза идеала и действительности, поиска путей практической реализации идеала.

Это тот центр, который объединяет различные течения, позволяет рассматривать их как части целого. Западная философия не есть эталон, а русская не есть ее несовершенное подобие. Русская философия есть европейская философия - в этом смысле она самодостаточное образование, что не исключает на нее влияния других концепций и школ. Выдвижение в России второй половины XIX века проблем социальной философии на первый план было обусловлено конкретно-историческими особенностями развития страны: Отсюда взгляд на Европу как свое ближайшее будущее - желательное или нежелательное, взгляд на свое историческое прошлое, поиск самобытных путей развития.

В наиболее острой форме эта проблема была поставлена П. Причем у него действительность - это Россия, идеал - Европа. Такая гиперболическая заостренность вызывала интерес к этой проблематике у В. Чернышевского, революционных и либеральных народников, у русской религиозной философии конца века. Именно эта проблематика определила духовное состояние русского общества XIX века.

В данной работе мы хотим проанализировать развитие русской социально-философской мысли на уровне философии, исследовав философско-методологические проблемы общественного развития. В рамках европейской философской традиции гегелевская философия дала мощный толчок развитию марксизма, включившего в свой арсенал гегелевскую диалектику. В рамках этой схемы анализировалось развитие русской философской традиции. В условиях России второй половины XIX века позитивизм стал мировоззрением, с позиций которого произошло преодоление марксизма.

Свидетельством этому являются теоретические обоснования концепций общественного развития Лаврова и Михайловского. Это позволяет по иному взглянуть на концепцию истории русской философии. Чернышевский в своих концепциях общественного развития опирались на гегелевскую диалектику и основанный на ней экономический материализм, то в работах Лаврова и особенно Михайловского гегелевская диалектика и экономический материализм были подвергнуты острой критике.

Поэтому, на наш взгляд, преодоление марксизма в русской философской традиции началось с Лаврова и было продолжено Михайловским.

Не случайно позитивизм, затем второй позитивизм были подвергнуты острой критике марксистами. Все это говорит о том, что русская философия как и европейская развивалась в рамках той же дилеммы, но в силу конкретно-исторических особенностей, утверждение марксизма на долгие годы в качестве официальной идеологии, историческая смена школ приобрела несколько специфический характер: В этом контексте Лавров не являлся историческим предшественником марксизма, наоборот, он положил начало отхода русской мысли от марксизма, в частности, к социологии позитивизма Н.

В этом русле развивалось и творчество Михайловского. Философско-методологические основания концепции общественного развития часто не имеют прямой связи с общественными идеалами.

Чернышевский опирался на гегелевскую диалектику, П. Михайловский опирались на позитивизм. Но у всех у них в основе общественного идеала лежала крестьянская поземельная община. Общественные идеалы Лаврова и Михайловского были народническими. Цель данной работы - дать сравнительный анализ социально-философских идей П. Михайловского в контексте развития русской общественной мысли второй половины XIX века. Раскрыть влияние народнической социальной философии на пути развития русской общественной мысли конца XIX - начала XX века.

Структура работы вытекает из разрабатываемой мыслителями проблематики, которая в свою очередь обусловлена социальными процессами развития России того времени. Центральная, на наш взгляд, проблема - это проблема действительности и идеала, сущего и должного. Отсюда поиск концепции прогресса, ведущего к идеалу, отсюда теоретическое обоснование практической возможности реализации общественного идеала. Проблема действительности и идеала в социальной философии не является специфически русской, но именно в России XIX века, в силу интенсивного вхождения страны в общеевропейский цивилизованный процесс она стала доминирующей и продолжает оставаться в современных условиях.

Дать анализ методологических проблем общественного развития в социальной философии А. Выяснить тем самым исторический контекст социальных идей Лаврова и Михайловского. Показать значение критики Лавровым и Михайловским гегелизма и марксизма для разработки собственных концепций прогресса. Решить проблему отношения Михайловского к дарвинизму как методологии обоснования теории общественного развития.

Раскрыть степень влияния позитивизма на социально-философские взгляды Лаврова и Михайловского. Показать значение позитивизма в обосновании ими концепций прогресса. Выяснить методологические принципы подхода Лаврова к обоснованию концепции прогресса, раскрыть источники и законы развития общества, направленность исторического прогресса. Показать, с одной стороны - влияние органицизма на обоснование Михайловским формулы прогресса, с другой - точки расхождения мыслителя с органицизмом.

Выяснить значение субъективного метода в социальной философии Лаврова и Михайловского, раскрыть проблему сущего и должного, показать необходимость включения субъективного метода в социологию, выявить особенности теоретического обоснования социальной активности личности.

Показать роль и значение нравственности в теории личности Лаврова и Михайловского, проанализировать механизм формирования нравственного убеждения. Дать теоретическое решение на уровне философии и социологии возможности реализации общественного идеала. Философия Лаврова есть мысль объединяющая, социология Михайловского есть система двуединой правды, объединяющая правду-истину и правду-справедливость. Проанализировать решение Лавровым и Михайловским проблемы: Выявить основные черты и характерные особенности общественных идеалов Лаврова и Михайловского.

Показать методологические принципы их построения, степень возможной реализуемости идеалов, значимость их для современности.

Определить степень влияния народнической идеологии на философские и социологические идеи теоретиков партии социалистов-революционеров эсеров. Выяснить преемственность социальной программы народников и эсеров по аграрному вопросу.

Показать принципиальное отличие народничества и марксизма на уровне методологии концепций прогресса и социальных идей. Выяснить степень влияния народнической идеологии на русский марксизм, в частности, на социальные идеи и социальную практику В. Определить конкретно-историческую обусловленность этого влияния.

Анализ проведен с учетом изменений, сложившихся в теоретико-методологическом аппарате современного историко-философского знания, с учетом преодоления существовавших ранее стереотипов и политических оценок. Сравнительный анализ социально-философских концепций Лаврова и Михайловского позволил выявить общее и особенное, элементы, ростки новых тенденций в развитии народнической традиции русской философии второй половины XIX -начала XX века;.

У Михайловского противоречие с марксизмом обозначалось резче. Если у Лаврова, опора на позитивистскую методология обозначала пути расхождения с марксизмом, то у Михайловского принципиальная разница методологий обозначалась более очевидно;.

Дарвинизм как проявление принципа утилитаризма являлся по сути антиподом антропологизма и этицизма Михайловского. Дарвинизм дал толчок формированию мыслителем теории борьбы за индивидуальность;. Однако, если Лавров в своем стремлении к созданию синтетической, целостной системы остался в рамках классической философии, то на Михайловского позитивизм оказал большее влияние.

Однако в целом, антропологизм и этицизм позволили мыслителям выйти за узкие рамки позитивизма;. В этом ракурсе критика Лениным Михайловского была верной;. Нравственная детерминация человеческой деятельности противостояла марксистскому пониманию теории общественного развития. Исторический идеализм, просветительская идеология, как показала социальная практика XX века, объективно необходимая предпосылка становления гражданского общества;.

Субъективным метод есть стержень философско-социологических систем мыслителей;. Индивидуализм, акцент на свободе личности проявился у Михайловского значительно сильнее, чем у Лаврова. В учении о партии проявилось противоречие между действительностью и идеалом. Для практической реализации общественного идеала свободная, критически-мыслящая личность, вступая в партию, должна отказаться от свободы, обезличить себя.

Таким образом, партия является антиподом общественного идеала Лаврова, средство реализации общественного идеала партия логически противоречила цели общественному идеалу ;. Эта идея, как показала социальная практика, оказалась плодотворной;. Эсеровские теоретики в обосновании концепции общественного развития опирались на позитивизм, включая его вторую форму -эмпириокритицизм, И. Традиция идейного противостояния марксизму была проложена эсерами.

Народнический общественный идеал оказал непосредственное влияние на эсеровский программа социализации земли. Опора на поземельную общину, коллективное землепользование, выражение интересов крестьянства, отождествление этих интересов с интересами русского народа, вера в самостоятельность народа, в его способность самому создать формы самоуправления - все эти народнические идеи были присущи эсерам; - социальные идеи Ленина испытали влияние народничества.

Ленин, раскрывая социальную сущность народничества, подчеркивал его принципиальное отличие от марксизма. В процессе реализации социалистического идеала, в силу конкретно-исторических особенностей развития России существования многочисленного крестьянства, составляющего большинство населения страны , Ленин, адаптируя марксизм к социальной действительности России, вынужден был опираться на элементы народнической идеологии.

Влияние народнической идеологии на социальные идеи Ленина можно рассматривать как вынужденные уступки, которые не приводили к пересмотру сущности марксизма. Из воспоминаний о Лаврове; Серебряков В. Лавров По личным воспоминаниям ; Кантор P. Материалы для биографии Лаврова ; Щрейдер Д. Основным двигателем истории они считали критически мыслящих личностей, составляющих передовой слой интеллигенции.

Много внимания уделяли П. Михайловский решению проблемы взаимодействия личности и общества. На первом плане у них, разумеется, личность, обладающая своей особой индивидуальностью и неповторимостью. Критически мыслящие личности с их более или менее яркими индивидуальностями являются главными действующими лицами в обществе, определяют развитие его культуры и переход к высшим формам общественного устройства.

Таковыми являются представители передовой интеллигенции. Целью общества является предоставление каждой личности условий для ее всестороннего развития, наиболее полного проявления ее творческого потенциала.

Отсюда требование предоставления личности большей свободы и самостоятельности по отношению к обществу. Эта проблема решалась ими больше в социально-психологическом плане. Так, Михайловский называл героем человека, увлекающего своим примером массу на хорошее или дурное дело. От х до х годов.

Миртов и субъективный метод в социологии. Лаврова в идейной борьбе х годов. Между этатизмом и анархизмом? Субъективизм и индивидуализм в общественной философии. Критический этюд о Н. Русская история в самом сжатом очерке. Народничество в освещении М. Исторические и социологические воззрения П.

Его жизнь, литературная деятельность и миросозерцание. Действительно, не надо упрощать! От Чернышевского к Плеханову. Об особенностях развития социалистической мысли в России М. Теория прогресса в русской социологии конца XIX века. Социальная мысль в России на рубеже х годов. Народническая идеология и марксизм. Гегель и русская социалистическая мысль XIX века.

Социалистическая мысль в России: Позитивизм, антропологический материализм и наука в России. Философия и социология русского народничества.

Утопический социализм идеологов русского народничества. Позитивизм в России XIX века. Революционная традиция в России История русского утопического социализма. Западноевропейский и русский утопический социализм нового времени. Михайловский и его идейная роль в народническом движении х - начала х годов XIX века. Критика буржуазных интерпретаций идеологии русского революционного народничества. Современные буржуазные концепции истории русской философии.

Dilemmas of progress im tzarist Russia. Legal Marxism and Legal Populism. На польском языке ; Walicki Andrzei. The Controversi over Capitalism. Studies in the Social Philosophi: Legal Philosophies of Russian Liberalism.

Отечественная философия, опыт, проблемы, ориентиры исследования. Вторая половина XIX века - время интенсивных преобразований русского общества. По сути все это время прошло под знаком народничества. Этот знак есть идея освобождения народа и сопутствующая ей идея человека, его целостного всестороннего развития.

Это мощное высвобождение огромных духовных сил русского народа, дремавших целые века, реализовалось в ярких и глубоко гуманистических явлениях русской культуры. Народничество как явление русской культуры выходило за рамки идеологии крестьянства как класса, оно заключало в себе общечеловеческое содержание, поскольку его доминантой была идея свободы человека.

Отмена крепостного права, по сути рабства, сковывавшего развитие России многие века, явилось тем событием, которое стимулировало все социально-экономические процессы, определяло дух времени.

Не случайно Лаврова называли апостолом критической мысли, Михайловского - титаном индивидуализма. Социально-философские идеи Лаврова и Михайловского есть отражение конкретно-исторических особенностей русского общества. Общественный идеал есть нечто не существующее, но желаемое большинством общества, он есть результат отражения, но отражения обратного.

В этом смысле вызывает интерес высказывание Н. Социальные идеи Лаврова и Михайловского есть выражение желаемого в русском образованном обществе. Центральная проблема социально-философской мысли того времени -проблема прогресса и, проблема будущего, проблема общественного идеала. Что есть Россия сейчас?

Какой она должна стать в будущем? Вот важнейшие вопросы эпохи. Выдвижение на первый план проблемы прогресса было обусловлено конкретно-историческими особенностями развития России второй половины XIX века.

В результате развития капитализма происходили существенные социальные изменения. С одной стороны, процесс капитализации общества дал свободу основной массе населения - крестьянству, с другой - приводил к пролетаризации, то есть к уничтожению этого крестьянства.

Отсюда возникновение идеологии, выражавшей интересы крестьянства, народничества, отсюда выдвижение на первый план проблемы будущего, проблемы прогресса. Поиск концепций прогресса Лавровым и Михайловским проходил на уровне философско-методологических теорий общественного развития. Поиск методологических оснований теорий прогресса проходил посредством анализа и критического переосмысления ведущих философских направлений: Очень важное значение для поиска концепций прогресса имело переосмысление Лавровым и Михайловским гегелевской философии.

Гегелевская философия являлась теоретическим источником марксизма, сформулированные Гегелем законы диалектики были материалистически интерпретированы и стали основой марксистской концепции общественного развития. Гегелизм выступил с претензией на открытие всеобщих, универсальных законов развития. Этот панлогизм заключал в себе тенденцию к догматизму.

Марксизм смягчил панлогизм гегелизма , введя идею теории и практики, но не избавился от метафизичности. Позитивизм выступил с острой критикой метафизичности предшествующей рационалистической философии , в том числе и гегелевской. В рамках этого историко-философского противоречия Лавров и Михайловский критиковали гегелизм с позиции позитивизма.

Выбор мыслителями антиметафизической позиции позитивизма имел принципиальное значение для обоснования ими собственных концепций прогресса. Лавров верно раскрыл догматизм и метафизичность гегелевской философии. Гегелевская система есть претензия на познание сущности мира и открытие его универсальных, всеобщих законов: В основе марксистского социального конструктивизма лежал гегелевский гносеологический оптимизм. Опора Лаврова на кантовский агностицизм, опора на антиметафизичность позитивизма позволяла найти иные точки основания для своей концепции общественного развития.

Лавров отрицал существование субстанций, как идеалистических абсолют, мировой разум , так и материалистических вещество, экономические отношения. Лавров делал верный вывод о том, что система, опирающееся на понятие субстанции, есть не научна, а догматична. Такой подход позволил ему найти точку опоры для выхода из жесткой схемы общественного развития гегелизма и марксизма, найти точку опоры для методологического обоснования специфического пути развития России.

Агностицизм , отрицание возможности познания сущности как таковой позволил Лаврову в своей концепции общественного развития отказаться от абсолютизации роли какого-либо фактора в общественном развитии. Не отрицая роли экономического фактора, экономических отношений Лавров не рассматривал их как некую детерминанту, определяющую все другие отношения. Придавая главное значение в общественном развитии критическому мышлению, нравственному, духовному фактору Лавров также не рассматривал его как детерминанту.

Он остался на точке зрения множественности факторов, плюралистом. Такой подход позволял быть адог-матичным, встать на позицию многовариантности общественного развития. Исторический процесс, по Лаврову, есть развитие солидарности в обществе, есть путь, ведущий к сознанной солидарности, путь от эгоизма к альтруизму.

Концепция Лаврова есть просветительский идеализм , есть стремление изменить существующую действительность через изменение духовно-нравственной сферы человека и общества. Этот идеализм наивен, но необходим человеку и человеческому обществу, без него путь общества лежит к антропогенной катастрофе, к самоуничтожению.

С точки зрения социальной практики XIX и XX веков, с точки зрения существующего в мире многообразия, многовариантности развития различных стран и народов современного мира методологический подход Лаврова к созданию собственной концепции общественного развития вполне современен и актуален, поскольку свободен от претензии на всеобщность.

Опыт современного общественного развития показывает, что евроцентристская концепция общественного развития не является универсальной, что этапы развития общественно-экономических формаций, выделенные Марксом, не являются обязательными. Значит поиск исторического пути развития Лавровым был исторически оправданным, его отличали: Лавров в русской социально-философской мысли второй половины XIX века двигался не в сторону марксизма, как это утверждалось в советской литературе.

От Лаврова идет направление в русской социальной философии, опирающееся на агностицизм и гуманизм И. Канта, а также на позитивизм. Это направление получило свое развитие в идеях Н. Михайловского, вступившего в открытый спор с марксизмом, М. В философском плане это направление ведет к социологии позитивизма, в политическом плане - к либерализму, к либеральным общечеловеческим ценностям.

Михайловский продолжил разработку методологических проблем общественного развития, сформулированных Лавровым. С позиций позитивизма причину метафизичности марксизма Михайловский видел в метафизичности гегелизма.

Разница между гегелизмом и марксизмом, по мнению Михайловского, лишь в том, что бытие и сознание поменялись местами. Критика Михайловским метафизичности гегелизма и марксизма была исторически справедливой. Из гносеологического оптимизма гегелизма и марксизма логически вытекало однозначное решение направленности общественного развития капитализм, коммунизм , логически вытекала идея социального конструктивизма, социального переустройства мира, идея однозначной детерминации общественного развития.

Михайловский, в этом его огромная заслуга, раскрыл конкретно-историческую обусловленность марксистской концепции общественного развития. Это позволило ему увидеть в марксизме не единственно верное учение, а одну из многих, исторически-преходящих концепций. Михайловскому удалось преодолеть тенденцию к догматизму, существовавшую в марксизме. Заслугой мыслителя является отказ от тех или иных метафизичности рациональных аксиом. Мыслитель продолжил плюралистическую традицию Лаврова. В критике гегелизма и марксизма теоретические воззрения Лаврова и Михайловского оказались близки: Критика гегелизма и марксизма имела знаменательное значение, она, на уровне методологических оснований концепций общественного развития, раскрыла принципиальную разницу между марксизмом и народничеством.

Марксизм, опиравшийся на гипертрофированный, абсолютизированный рационализм Гегеля, сохранил метафизичность и вытекающую из нее тенденцию к догматизму. Народничество, в лице Лаврова и Михайловского, опираясь на антиметафизичность и агностицизм позитивизма, выступало с адогматических позиций, отстаивало идею многофакторности, многовариантности общественного развития.

Таким образом, критика гегелизма и марксизма имела прогрессивное значение в эволюции мировоззрений мыслителей , она ориентировала их на поиск иных методологических оснований для своих концепций прогресса. Большое значение имело переосмысление Михайловским дарвинизма. Мыслитель сделал вывод о том, что дарвинизм не может стать основой теории прогресса. Приспособляемость, являвшаяся сутью дарвинизма, может способствовать и регрессу, упрощению организации.

Михайловский не отвергал дарвинизм, а включал его в свою концепцию прогресса, которую называл борьбой за индивидуальность. Если результат борьбы за существование есть приспособление к исторически данной среде, то результат борьбы за индивидуальность - обратный: Таким образом, как яркое проявление принципа утилитаризма есть антипод антропологизма и этицизма. С мыслителем нельзя не согласиться.

Экономические отношения влияют на прогресс, борьба за существование экономическая конкуренция также оказывает влияние на прогресс. Михайловский видел в этих явлениях лишь средство прогресса, а суть прогресса заключалась в нравственном совершенствовании человека.

Жестко критикуя марксизм и дарвинизм Михайловский отстаивал идею человека как нравственного существа. Мировоззрение Михайловского не умещалось в узкие рамки дарвинизма и утилитаризма. Антропологизм , нравственное начало в человеке - вот кредо мыслителя.

Эта позиция имела огромное гуманистическое значение. Позитивизм оказал значительное влияние на философские и социологические взгляды Лаврова и Михайловского. Верно ограничив рамки рационального предела достоверного научного знания, в силу своей ярко выраженной антиметафизичности , позитивизм выступил в качестве мощного антидогматического начала.

Лавров разделял контовскую историческую периодизацию, считал позитивизм одной из теоретических предпосылок построения научного общественного идеала. Михайловский непосредственно опирался на органицизм Спенсера для обоснования своей формулы прогресса. Можно сделать вывод о том, что позитивизм в мировоззрениях мыслителей стал основой обоснования концепций прогресса и общественных идеалов. Позитивизм послужил той методологической базой, с позиций которой произошло отрицание гегелизма и марксизма.

Опора крупнейших теоретиков народничества - Лаврова и Михайловского на позитивизм дала иное, отличное от движения к марксизму, направление развития русской общественной мысли. Однако позитивистами в духе школы, ортодоксальными последователями О. Конта, Лавров и Михайловский не были. В теории прогресса Лаврова решающее значение отводил нравственному фактору. Нравственность и нравственные отношения - вот качественное отличие человеческого общества.

С мощным полемическим пафосом выступил Михайловский против органицизма Спесера, превращающего человека в орган, в часть целого, в функцию общества. Человек есть исходная категория для построения теории общества. Личность у Михайловского не производна от социальной среды, а некое субстациональное начало, противостоящее среде идеальный тип.

Этот мотив духовного совершенствования и духовного переустройства личности, а уже затем общества созвучен исканиям русской религиозной философии конца XIX - начала XX века.

Бердяева, не в социально-экономических отношениях, а в глубине собственного духа, собственной души должен найти русский человек источник огромной творческой активности, направленной на обустройство земной жизни. Суть этой идеи заключается в том, что революции общественных отношений должны предшествовать революции сознания. Таким образом, испытав сильное влияние позитивизма, Лавров и Михайловский остались в рамках русской философской , культурной традиции.

На подход Лаврова к созданию теории прогресса повлияли антропологизм, позитивизм и просветительская идеология. Потребности человека есть источник общественного развития и критерий общественного идеала, основой объективности общественного развития являлся социологический повторяющийся закон взаимодействия культуры и мысли.

Исторический прогресс есть рост рационального сознания, расширение сферы нравственности, сферы солидарности. Антиметафизичность - позиция Лаврова в выявлении источников общественного развития. Критическая мысль у Лаврова не есть субстанция, детерминирующая общественное бытие. Акцент на критической мысли, с точки зрения мыслителя, поможет лучше понять механизм смены фазисов исторического развития. В полемике с органицизмом , Михайловский дал обоснование своей формуле прогресса, суть которой - целостность индивида, его всестороннее и гармоническое развитие.

Построение концепции прогресса Михайловский начинал, выражаясь словами Ленина, с утопии, с общеродовой сущности человека. Критерий и цель прогресса находятся не в объективном процессе общественного развития, не в историческом факте, а в понятии человека как целостного существа. Мыслитель сначала сформулировал свой идеал, а уже затем пытался дать его конкретно-историческое обоснование.

Михайловский двигался от биологии к социологии, от биологического совершенства человека к реализации этого совершенства в социальную действительность. Историческая схема Михайловского, таким образом, развернута из идеала целостного человека и представляет, критикуемую им, гегелевскую триаду: Идеал целостного человека Михайловского органично вписывается в гуманистическую проблематику. Проблема отчуждения человека, превращение его в средство, функцию стала одной из центральных гуманистических проблем XX века.

Проблема теоретического обоснования практической реализации общественного идеала была одной из важнейших в русском народничестве. Эта проблема решалась лавровым и Михайловским в рамках разработки субъективного метода в социологии, теории личности, учения о партии.

Субъективный метод Лаврова и Михайловского есть не отрицание объективности исследования, а включение нравственно-этических ценностей в предмет социологии, это теоретическое обоснование необходимости ценностного отношения человека к действительности, обоснование необходимости нравственного суда над действительностью.

Субъективный метод можно рассматривать как нравственную мотивацию социальной активности личности. Личность в социально-философских системах Лаврова й Михайловского выступала творцом общественных идеалов. Основной качественной характеристикой личности, основной мотивацией ее социальной активности являлось нравственное убеждение.

Этика, нравственность в социальной философии Лаврова и Михайловского была материалистически обоснована. Лавров сформулировал основы революционной нравственности, ставшие по сути основой марксистско-ленинской теории нравственности.

Нравственно то, что служит делу революции, служит счастью народа. В этическом обосновании теории личности заключено гуманистическое содержание. Личность сама формирует нравственный идеал и стремится к его реализации в действительность. Борьба за реализацию общественного идеала есть, по Михайловскому, борьба за индивидуальность.

Человек поглощен более высокой целостностью - семьей, группой, государством, в силу этого он должен бороться за свою целостность. Идея целостного, многостороннего развития личности остается актуальной. В решении проблемы свободы и необходимости Лавров и Михайловский были ближе к ее кантовскому пониманию, чем гегелевскому и марксистскому. Марксистское решение проблемы свободы и необходимости Михайловский воспринял как умаление свободы личности, как превращение личности в орудие общей закономерности.

Марксизму, в отличие от Михайловского, присущ примат целого над частью, общества над человеком, личность являлась частью более высокой общности, группы, класса, государства. Такое понимание свободы личности Михайловский связывал с критикуемым им эксцентризмом и метафизикой. Таким образом, в решении проблемы свободы и необходимости личности мыслители отдавали приоритет свободе. Выдвижение на первый план субъективного фактор в историческом развитии, с одной стороны, было обусловлено конкретно-историческими особенностями развития России второй половины XIX века, когда русской революционной интеллигенции казалось, что реформы идут слишком медленно, с другой стороны - оно логически вытекало из этицизма Лаврова и Михайловского, когда желаемое, должное выдвигалось на первый план, когда личности за желаемое нравственно оправдывалась.

Некоторая абсолютизация субъективного фактора, абсолютизация свободы воли не вели к волюнтаризму. Личность, в рамках общей закономерности, может только ускорить наступление следующего фазиса исторического процесса. Лавров и Михайловский были далеки от индивидуализма, в чем их упрекали русские религиозные философы.

Личность связана с народом, выражает интересы народа. Задача критически мыслящей личности - поднять массы до своего умственного и нравственного уровня развития. Делая акцент на роли личности, Лавров и Михайловский оставались народниками, в смысле выражения интересов народа, крестьянства. Обращение Михайловского к проблеме героя и толпы было логическим продолжением поиска механизма ускорения общественных процессов. Обращение к проблеме социальной психологии имело знаменательное значение для развития русской социально-философской мысли.

Достаточно вспомнить жесткую критику Михайловским экономического детерминизма марксистской концепции общественного развития. Обращение Михайловского к проблемам социальной психологии свидетельствовало об ограниченности экономической детерминации, свидетельствовало о поиске специфики общественного развития.

Это направление поиска механизма общественного развития было прогрессивным и в историческом плане плодотворным явлением. Лавров и Михайловский большое значение придавали интеллигенции, рассматривали ее как самостоятельную общественную и политическую силу. Лавров понимал интеллигенцию как категорию этическую. В силу своего нравственного развития интеллигенция оппозиционна к власти и защищает интересы народа. Идея нравственной ответственности интеллигенции за судьбы общества и народа была доминирующей в русской культуре XIX века.

Интеллигенция, согласно авторов сборников, несет ответственность не только за тяжелое положение народа, но и за призыв к социальной революции, за кровавый характер социальных революций.

На наш взгляд, кровавый характер русских революций не на совести русской интеллигенции. Идея понимания интеллигенции как нравственной силы, идея оппозиционности интеллигенции к власти, нравственной ответственности за состояние общества значима и актуальна в современных условиях. Теория критически мыслящей личности, идея нравственного долга интеллигенции перед народом логически привели Лаврова к учению о партии. Критически мыслящие личности, объединившись в партию, должны реализовать общественный идеал.

Личность у Лаврова и Михайловского свободна в духовно-нравственном смысле, свободна в выборе и выработке нравственного, общественного идеала. Личность хочет дать свободу народу, но, организуясь в партию для его освобождения, она престает быть свободной, ограничивает свою свободу, приносит ее в жертву во имя счастья народа. Таким образом, практическая реализация народного счастья делает несчастными борцов за него, объединенных в партию. Этот феномен приводит к тому, что критически-мыслящая личность Лаврова, в результате исторической эволюции, превращается в фанатика революционера, сосредоточенного на одной идее.

Таким образом, идея долга, жертвенности интеллигенции логически подводила к созданию партии, создание партии в свою очередь логически вело к гибели интеллигенции. В идее долга, жертвенности заключается антигуманистическая тенденция. Характерной чертой мировоззрений Лаврова и Михайловского явилось стремление создать целостное мировоззрение, включающее в себя не только сущее , но и должное, не только анализ действительности, но и общественный идеал.

В рамках философии и социологии мыслители полагали возможным решить данную проблему. Целостное мировоззрение Лавров понимал как единство теоретической и практической философий , Михайловский как систему двуединой правды, включающей в себя единство правды-истины и правды-справедливости. Это стремление к целостности можно оценить как попытку выйти за рамки рациональности, попытку создать универсальные мировоззрения, основой которых является человек. Россия и Запад мыслители дали историческое обоснование своих общественных идеалов.

Лавров и Михайловский были западниками, но крайними западниками были русские марксисты. Русское народничество есть обращение к европейской традиции и одновременно к русской, к особенностям хозяйственной и культурной жизни русского народа. Характерная черта народничества есть реакция русского общества на евроцентризм. Социальная философия Гегеля и Маркса есть евроцентризм.